Marylin.ru

Мобильная связь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Стайлз вампир тумблер

True Vampire in Teen Wolf / Истинный вампир в Teen Wolf: Глава 6: Ардженты

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Алекс в настоящее время следовал за Скоттом, который был довольно далеко от него. Было трудно следовать за кем-то, кто бежал через лес во время движения по дорогам.
— Все идет как обычная серия, поэтому Дерек должен быть там, чтобы спасти тоже. Давай просто отвезем его домой. Я думаю, что Бейкон-Хиллс намного больше, чем то, что показывали в сериале. Он такой же большой, как город, — бормочет себе под нос Алекс, продолжая ехать.
Припарковавшись на обочине дороги где-то рядом Алекс оставил свою машину и исчез.
Он двигался с такой невероятной скоростью, что даже оборотень не заметил бы, как он дотянулся до ветки, на которой сидел.
Вспышка света попала ему в глаза, когда он услышал, как Скотт закричал от боли.
Он был приколот к дереву, на котором сидел Алекс, и смотрел на того, кто стрелял в него.
Глядя на отца Эллисон, он выглядел так же, как и в сериале, за исключением черной татуировки на правой руке.
Он был единственным, кто имел его из трех, поэтому Алекс исключил татуировку личности охотника.
— Это изменение…, — Алекс удивился.
То, что происходит в серии, происходит снова, но как только Дерек сказал Скотту бежать, и он тоже собирался делать ноги, Крис схватил Дерека за шею и бросил его на пару метров.
Затем Крис Арджент снова направил стрелу на Скотта, которая вошла в его плечо.
Глаза Алекса расширились от шока, когда он был шокирован тем, как быстро двигался Арджент. Он был не быстрее его, но мог легко догнать Дерека и Скотта.
Арджент смотрел на Дерека с суровым взглядом и сказал:
— Итак, Дерек. Пожалуйста, скажи своему Альфе за меня.
Дерек посмотрел на Арджента, нахмурившись он ответил:
— Он не мой Альфа, — сказал он.
Арджент посмотрел на Скотта с удивлением, потом перевел взгляд на него, но удивился еще больше. Скотта там не было. Алекс уже отнес его к своей машине.
Алекс быстро потянулся назад и поймал то, что попросил Арджент.
— Кто взял другого? — спросил Арджент, увидев потрясенное лицо Дерека.
— Ты не знаешь, ха, — вздохнул Арджент.
— Я знаю, что ты злишься на нашу семью, но мы не поджигали ее. Так что твой гнев по отношению к нам не имеет никакого смысла, — сказал Арджент, на что Дерек бросил на него сердитый взгляд. Он вздохнул, когда выпустил следующую стрелу в левую руку Дерека, опрокинув его на землю.
К этому времени оба человека Криса собрались позади него.
Затем Арджент вышел вперед и они ушли.

10 самых лучших сериальных пар

Подборка для тру шипперов.

Текст: Маргарита Мишина · 6 августа 2018

Сериальные фанаты делятся на два типа: те, кто включают новую мыльную оперу ради сюжета, и те, кто вечно находится в поиске нового ОТП. Если ты сейчас подумала «что это за ОТП такое?», то, вероятно, не относишь себя ко второй группе. На всякий случай поясним: ОТП (с английского Only True Pairing) – это тот пейринг (парочка), который ты считаешь единственно-правильным. Например, ты обожаешь Багхед и не можешь представить себе Бетти и Джага в паре с кем-нибудь другим. Значит, они твое ОТП.

Сериальных пар сейчас очень много – настоящее раздолье для шиппера, но как найти самых-самых? Мы подобрали для тебя 10 лучших пар на ТВ. Список довольно субъективный, но не бойся, мы не будем руководствоваться исключительно собственными симпатиями: постараемся пояснить, почему эти сериальные отношения можно занести в список лучших не просто со зрительской, а со сценарной точки зрения. Кстати, мест тут не будет: все эти пары абсолютно разные, но их отношения по-своему хорошо прописаны, поэтому невозможно поставить кого-то на первое, а кого-то – на десятое место.

Сет и Саммер

Сериал: «Одинокие сердца»

Почему: Сет и Саммер – прекрасный пример подростковых отношений, которые поначалу идут на фоне (в 1 сезоне эти ребята не главные герои), но уже к середине сериала выходят на первый план. «Одинокие сердца» в принципе отличаются крутым развитием персонажей, а, соответственно, и пар. Если в первом сезоне Сет – безответно влюбленный мальчишка, готовый на все ради одноклассницы Саммер, которая не обращает на него никакого внимания, то в четвертом ты уже не можешь представить, что эти двое когда-то были не вместе. Сценаристы проводят их через все возможные драмы, от мелких бытовых ссор до смерти самых близких, и так, Сет и Саммер становятся буквально неделимы.

– Признайся, что наше взаимное влечение неоспоримо. – Знаешь, что еще неоспоримо? – Что? – Боль, которую причинит эта вилка, когда я воткну ее тебе в глаз!

Стайлз и Лидия

Сериал: «Волчонок»

Почему: если ты начнешь смотреть «Одинокие сердца», то буквально сразу же поймешь, что Джефф Дэвис (создатель «Волчонка») явно вдохновлялся этим сериалом при написании своего сценария. Стайлз и Лидия – это улучшенная версия Сета и Саммер (хотя со своими косяками, конечно). История не нова: все тот же влюбленный по уши парень и годами игнорирующая его девушка. Таких историй миллион, но маленькие детали и символы, прописанные в сценарии «Волчонка», сделали лав-стори Стайлза и Лидии по-настоящему особенной. Создатели не сводят этих двоих максимально долго, давая им возможность повзрослеть вдали друг от друга. Но когда любовь Лидии к Стайлзу буквально создает трещину в пространственно-временном континууме, все становится понятно 😉 Реального тут мало, зато настоящие романтики точно оценят.

«Если ты умрешь, я сойду со своего чертового ума!!»

Клаус и Кэролайн

Сериал: «Дневники вампира»/«Древние»

Почему: Клаус и Кэролайн – одна из самых противоречивых парочек в истории ТВ. Кто-то до сих пор называет их отношения в «Древних» фан-сервисом, но отрицать их невероятно-крутую историю в «Дневниках вампира» просто нельзя. Многим нравятся сюжетные повороты, в которых хорошая девочка влюбляется в плохого мальчика, но здесь сценаристы перешли на другой уровень: хорошая девочка влюбилась в истинное зло, почти дьявола, и своим светом пробудила в нем что-то новое. Их контрастные диалоги, нереальное напряжение и особенность самой ситуации сделали свое дело: поклонников у этой пары образовалось больше, чем у основного любовного треугольника.

«Ты никогда не был злодеем в моей истории».

Чендлер и Моника

Сериал: «Друзья»

Почему: на четвертой паре мы уже заметили тенденцию, ведь Чендлер и Моника – снова не главные герои. Вернее, в «Друзьях» основных персонажей шестеро, и они входят в это число, но главной парой в сериале традиционно считаются Росс и Рейчел. Сценаристы слегка перемудрили с последними, и если в первых 5-ти сезонах за ними было действительно интересно наблюдать, то к 7-му их вечная драма с «перерывом» уже заметно поднадоела. К счастью, в этот период на первый план вышли отношения Чендлера и Моники. Сценаристам удалось создать из, казалось бы, несовместимых персонажей настоящую power couple: даже серьезные ссоры ни разу не заставили их расстаться, они переживали вместе по-настоящему тяжелые времена (конец 9 сезона, спойлерить не будем) и остались вместе, несмотря ни на что.

«Мои часы все еще идут по лондонскому времени, это считается?»

Леонард и Пенни

Сериал: «Теория большого взрыва»

Почему: первая в нашем списке «главная» пара. Леонард и Пенни знакомятся буквально на пятой минуте первого сезона, и сразу же становится ясно, что эти двое обязаны быть вместе. Правда, они абсолютно разные (Леонард очень умный и очень закрытый, а Пенни вылетела даже из комьюнити колледжа и стеснительностью явно не отличается), но они постепенно привыкают к этому, учат друг друга чему-то своему: Пенни помогает выбраться Леонарду из его «скорлупы», а тот, в свою очередь, расширяет ее взгляд на мир. Сценаристам удается держать удивительную динамику между ними даже сейчас (осенью на экраны выйдет уже 12-й сезон), и, несмотря ни на что, фанаты понимают, что Леонарду и Пенни больше никто не нужен – потому что они, очевидно, созданы друг для друга.

К слову, все три основные пары в «Теории большого взрыва» (еще Говард с Бернадетт и Эми с Шелдоном) просто чудесные, и наблюдать за развитием их отношений – одно удовольствие.

Маршалл и Лили

Сериал: «Как я встретил вашу маму»

Почему: Маршалл и Лили сначала кажутся гиперболизированно-идеальной парочкой. Они все делают вместе, успевают соскучиться даже за самый короткий период, а еще с настоящим интересом слушают рассказы друг друга о прошедшем дне, не пропуская ни одной маленькой детали (даже про то, какой сок Маршалл сегодня пил, и чем чистил зубы). Однако сценаристы нарушили все сериальные каноны в данном случае и попали в яблочко. Обычно пары проходят через все испытания, сталкиваются со всевозможными проблемами, а потом получают свое «долго и счастливо», но у Маршалла и Лили все происходит наоборот. Теория оливок рушится, многое из их истории оказывается не таким идеальным, но они все равно остаются вместе, и их отношения вряд ли способно разрушить хоть что-то.

«А если бы я мог переспать со звездой, я переспал бы с Лили. Она – звезда моего сердца».

Касл и Беккет

Сериал: «Касл»

Почему: процедуралы уже давно стали отдельным жанром на ТВ. Это детективные сериалы, в которых 1 серия = 1 расследование, и связывают все эпизоды обычно отношения главных героев. Есть много действительно прекрасных процедуралов, среди которых «Секретные материалы», «Менталист», «Кости», но «Касл» все равно выделяется на их фоне. Немного подкачал 8-й сезон (сменилась команда сценаристов), но за финальные 30 секунд им можно все простить 😉 Касл и Беккет буквально прошли через все: пожары, бомбы, похищения, киллеры, в их коробке общих воспоминаний имеется даже морозильная камера и клетка с тигром. Создатели сводили их о-о-очень медленно, дразня фанатов не случившимися поцелуями и не сказанными словами, но самое интересно, что Касл и Беккет не стали скучными, когда их свели – а такое, к сожалению, случается очень часто. Респект сценаристам за отлично прописанную семейную жизнь 🙂

«Я почти умерла, и все, о чем я могла думать в этот момент – ты».

Фиби и Коул

Сериал: «Зачарованные»

Почему: истории в стиле «Ромео и Джульетты» всегда пользуются популярностью. Они любят друг друга, но не могут быть вместе, потому что обстоятельства сильнее. Фиби – ведьма, борющаяся со злом, и Коул – само зло, не раз доказывали, что их любовь выдержит все. Она была готова отказаться от своего предназначения ради него, он готов был пожертвовать собой, только бы она не умирала… Но чуда не случилось. Трагичный финал их истории определенно выделил ее среди остальных (хотя мы бы не отказались от тихой семейной жизни Холливелл-Тернеров), и эти двое навсегда остались в наших сердцах. Да, иногда так бывает, что финал все решает, хотя развитие у них в целом тоже было отличное.

«Это не потому, что мы не любили друг друга – просто иногда одной любви недостаточно».

Чак и Блэр

Сериал: «Сплетница»

Почему: Чак и Блэр одержимы интригами, способны на не самые хорошие действия в отношении других, но нет ничего, что они бы не сделали друг для друга. И удивительно, что оба они (казалось бы, жуткие циники) в конечном итоге полагались на судьбу. Как говорил Чак, «если двоим людям суждено быть вместе, в итоге они все равно найдут дорогу друг к другу». Это просто 90 lvl романтичности, согласись. К тому же, фраза «я люблю тебя» больше никогда не будет прежней благодаря этим двоим, если ты понимаешь, о чем мы 😉

«Три слова. Восемь букв. Скажи их, и я твоя».

Лукас и Пейтон

Сериал: «Холм одного дерева»

Почему: американские подростковые драмы 00-х обладают какой-то особой магией. «Холм одного дерева», также как «Одинокие сердца», богат на отличное развитие персонажей, и главную парочку это тоже не обошло стороной. Лукас и Пейтон очень похожи, что странно, ведь обычно классные парочки получаются из диаметрально противоположных персонажей. Но эти двое здесь скорее приятное исключение. Они оба крутые и независимые, чертовски упрямые и способны мыслить вне рамок. Они встречаются и расстаются, теряют друг друга на несколько лет, но все равно пересекаются снова – и на этот раз, уже навсегда.

«Мальчик увидел комету, и он почувствовал, что его жизнь обрела смысл».

Вкус победы (Питер/Стайлз, Non-con, NC-17, мини)

Ну, начнём. Даже не верится, что этим текстам год. Год! Я их немного «подчистила» на ошибочки, так что что смогла, то подправила.

Название: Вкус победы
Автор: DyrKa (=Jackky)
Бета: Нет
Пейринг: Питер/Стайлз
Жанр: Angst, Non-con, PWP
Рейтинг: NC-17
Статус: Закончен
Размер: Мини (965 слов)
Размещение: Запрещено или с разрешения
Ворнинг: Изнасилование
От автора: Писалось на random-фест по заявке: 36. Питер/Стайлз. Питер мстит Стайлзу за свою смерть и трахает его горлышком бутылки.

Вообще-то, Питер себя злопамятным не считает. Он просто разбирается с маленьким недоразумением, недопониманием, которое сложилось между ним и одним нескладным мальчишкой. Это не планировалось именно так, в такой форме, но, как вышло так вышло. Хейл смотрит на развороченную после борьбы постель и ухмыляется. Кого он обманывает? Да, он тот ещё мстительный мудак и он прекрасно знал, что и как будет делать. Представлял в красках. Стайлз шевелится на кровати, дёргает связанными руками и тяжело смотрит. Он не плачет, не выдаёт тысячу слов в минуту, а просто сверлит взглядом, как прожектором. Питеру похуй. Он за свою долгую и разнообразную жизнь много чего повидал, и напугать его таким, вот уж точно, никак нельзя.

— Ты пожалеешь об этом.

Стайлз хрипит – видимо, сорвал голос, пока кричал, ругался, рычал даже. Он сопротивлялся до последнего, но это всё равно нисколько его не спасло.

— Очень сомневаюсь, друг мой. Мне даже кажется, что наоборот – буду вспоминать всю оставшуюся жизнь с улыбкой на губах и рассказывать внукам.

Стилински зло дёргается, издаёт неопределённый отчаянный звук и вытягивает левую ногу, глупо надеясь дотянуться и пнуть. Бесполезно, конечно же.

— Ну-ну, не трать силы понапрасну. Они тебе ещё пригодятся.

Питер уверенно двигается к кровати и опускается на самый край. Стайлз возобновляет возню, не заботясь о том, что из одежды на нём осталась только полоска белья. Хейлу ничего не стоит утихомирить его – пара довольно болезненных ударов в живот и Стайлз замирает как поломанная кукла. Возможно, скоро именно таким он и будет.

Питер заставляет перевернуться его на живот. Связанные запястья крутит и натирает грубой верёвкой. Хейл стягивает с подростка трусы одним движением и довольно урчит, ощупывая бледную задницу.

— Не пойми меня неправильно, Стайлз, я просто хочу, чтобы ты в полной мере ощутил, как мне было больно и обидно от вашего поступка. Каким преданным и униженным я себя почувствовал перед тем, как сдохнуть.

Стайлз не понимает, в чём именно он виноват. На его месте, как минимум, должен быть Дерек. Питер гладит его спину, проводит ногтём по позвонку и спускается пальцем ниже.

Голос Стилински слегка надрывается. Он пытается вильнуть бёдрами и уйти от прикосновения, но Питер держит крепко.

— Извини, малыш, но придётся тебе немного потерпеть.

Стайлз понимает, что по щекам текут слёзы. Хейл облизывает пальцы и начинает мять ими его дырку, почти нежно, от чего к горлу подкатывает тошнота. Впрочем, он занимается этим недолго, каких-нибудь пару минут. Стайлз не видит, но чувствует, как тот копошится за его спиной, и вскрикивает. Что-то холодное и довольно неприятное на ощупь прижимается к его размятому анусу.

— Не бойся, — Питер наваливается всем телом, перехватывая мальчишку одной рукой под живот, — ничего такого, что ты не смог бы выдержать, Стайлз.

То, что это бутылка, он догадывается не сразу. Сперва его крутит от резкой, разрывающей боли, а в глазах темнеет так, что он даже надеется, что потеряет сознание. Но, нет. Питер не вгоняет её слишком уж глубоко, но это противно, совершенно гадко и в самом деле унизительно. Стайлзу кажется, будто его выпотрошили, как маленькую рыбёшку, и ничего светлого в этом мире для него больше нет. Хейл давит ему на поясницу, вынуждая прогнуться, подставить задницу, и ставит колено ему между ног, чтобы Стайлз не мог их сдвинуть. Потом медленно вытаскивает горлышко, откидывая бутылку куда-то прочь.

— Мой маленький друг, как ты там?

Это как плевок в лицо, и Стилински в который уже раз глупо дёргается, пытаясь спихнуть с себя мужчину. Стыд заливает мальчишеское лицо.

Питер смеётся совершенно отвратительно. Он слегка отстраняется, наклоняется и сплёвывает прямо на красную, пульсирующую дырку. Размазывает пальцем слюну, проникая внутрь, отчего Стайлза передёргивает, и зажимает ему рот ладонью, снова укладываясь всем телом сверху.

— С Богом, мой дорогой.

Стайлз кричит в подставленную руку, срываясь в конце на жалобный скулёж. Питер загоняет член до конца тремя толчками и замирает. Его губы беспорядочно скользят по напряжённой шее. Сейчас Стилински понимает, что раздавлен полностью. Растоптан на все сто процентов. Хейл двигается туго – это больно и наверняка мало приятно даже для него самого. Стайлз пытается отползти, бестолково барахтается по мере возможностей и загнанно дышит, слюнявя ладонь Питера, которой он по-прежнему зажимает ему рот.

— Вот так, хорошо-оо…

Хейл стонет ему на ухо, пальцами надавливая на губы, вынуждая впустить их. Он давит Стайлзу на язык, обводит зубы. Во рту у Стилински сухо, слюны почти нет. Парню кажется, что он чувствует каждую вздувшуюся вену на чужом члене. Дырка растягивается, двигаться у оборотня получается более свободно, и толчки становятся частыми. Питер ставит засосы ему на плечи.

Он спускает в него и успокаивающе гладит Стайлза по животу. Как будто это что-то изменит. Потом довольно осторожно выходит и откатывается в сторону. Ноги мальчишки ослаблено разъезжаются в стороны и он валится на кровать, даже не обращая внимания на то, что верёвка натянулась, выворачивая его руки как-то совсем неестественно. Питер неторопливо распарывает шпагат, который и использовал в своих целях. Стайлз не двигается, просто слабо дышит. Сперма медленно вытекает из него сгустками. Питеру нравится. Пожалуй, он бы даже умер ещё разок, чтобы потом снова воскреснуть и проделать всё это.

— Тебе пора собираться домой, милый, если ты не хочешь, чтобы отец волновался.

Старший Хейл поднимается с постели и находит коробку с салфетками. Стайлз немного приходит в себя и вяло, трясущимися пальцами, пытается натянуть джинсы. Он нисколько не заботится о том, что у него из задницы всё ещё течёт семя. На сборы уходит двадцать минут, не меньше, за которые мальчишка не произносит и слова. Только дышит через раз сквозь плотно сжатые губы.

— Иди.на.хуй, — доносится медленно и с расстановкой.

Питер благосклонно прощает Стилински такую вольность. Вообще, прощает. Дело сделано, и больше у него никаких претензий к школьнику нет.
Стайлз покидает старый заброшенный дом, пряча повреждённые руки в растянутых карманах толстовки. Лицо его не выражает ровным счётом ничего, ни единой эмоции. Ноль.

На полу, в самом углу, одиноко валяется пустая бутылки из-под шампанского. Хейл поднимает её и облизывает влажное горлышко. Сладкий вкус победы.

О вампирах, перевертыше, цветочках и викинге

«Настоящая кровь» – это секс, кровь, трупы и прочие радости жизни. Это наркотики, проституция и расовая дискриминация. Это Америка в незавуалированном виде. Это ответ «Сумеркам» и «Дневникам вампира» (хоть ДВ и вышли на год позже). Это абсолютно противоположный образ вампира, не обмазанного со всех сторон соплями. И это классно.

Вампиры выходят из гробов, заполоняют телевидение и прессу. «Теперь мы можем жить в мире, и плевать, что многие из нас мертвы уже сотни лет!» Особо праведные действительно пытаются интегрироваться в непринимающее их общество и пить кибер-кровь, которую теперь выпускают в баночках под иронизирующим названием «Настоящая кровь». Но большинство продолжают если не убивать, то пить по старинке уж точно.

Клыки у вампиров расположены чуть уже, на манер змеиных, и, если в начале сериала это кажется странным, то, посмотрев все семь сезонов, не понимаешь, как остальные вампиры обходятся с «широкими» клыками.

Главная героиня – Соки Стэкхаус, она же Сьюки, Суки, Снуки и так далее, она же наитупейшее создание в сериале. Фанатическая любовь к кровососам, рекордно малое количество здравого смысла и кровь со вкусом, цитирую, «солнышка и цветочков». Любит короткие юбочки, парней в диапазоне от двадцати до тысячи и справедливость. Работает официанткой.

Билл Комптон – 173-летний вампир, видимо, настолько уставший от жизни, что позарился на прелестную Соки. Нет, на деле у него была причина, но он явно что-то недопонял, так как слов «спи с ней» в инструкции от вампирской королевы не было. Любит философское молчание, бедренную артерию (на протяжении первого сезона он повторил это четыре раза) и власть. Склоняется к политике интеграции.

Эрик Нортман – 1000-летний вампир-викинг и первый адекватный персонаж этого дурдома. Опытный, жестокий и самодовольный, не считая временного помутнения в четвертом сезоне (все та же солнечно-цветочная кровь Соки). Персонаж с интересной историей, любит себя, секс, кровь, деньги, лежать на заснеженной равнине родной Швеции голым и еще немного себя. Владеет вампирским баром Fangtasia (fantasia + fang [клык]).

Пэм Ровенкрофт – вампирское дитя Эрика, до бесконечности ему предана. Би, любит розовое, стильно одевается. Перегрызет вам глотку, при этом не запачкав новый наряд и не испортив маникюр. Ей принадлежит блестящее выражение «Соки и ее волшебная вагина», да и вообще цитировать Пэм можно вечно.

– Благородный вампир? Это нонсенс.

– Как и умная проститутка.

Если и есть в сериале история действительно сильной любви, то это именно она.

Джессика Хэмби – дочь Билла, вампир-подросток, адаптирующийся к новой среде. Влюбчива, непостоянна, доверчива, иногда жестока и прочие признаки новообращенного. Любит материться, человеческих самцов и кровь фей. Вечная девственница.

Джейсон Стекхаус – брат Соки, он же член на ножках. Покажите мне девушку и спросите, спала ли она с Джейсоном – я отвечу «да», не глядя, если только это не сама Соки, не его бабушка и не влюбленная в него Тара. Любит Соки (с переменным успехом, ибо долго ее терпеть может только тот, кто с ней спит, но все же), секс, кошек и вампирскую кровь (сильнейший наркотик, вызывающий глюки и посинение причиндалов). Время от времени ударяется в религию.

Тара Торнтон – подруга Соки, обладает своеобразным характером. Ненавидит людей, вампиров, Пэм, расизм, сексизм, Джейсона и свою мать-алкоголичку. Влюблена в Джейсона, спит со своим боссом Сэмом. Из неблагополучной семьи, большую часть детства провела в доме Соки, подглядывая за ее братом.

Сэм Мерлотт – босс Соки, владелец бара «У Мерлотта». Перевертыш, не оборотень – перевертыши превращаются в любое животное, какое пожелают, и не привязаны к лунному циклу (удобно, правда?). Влюблен в Соки, спит с Тарой. Любит бегать голым по лесу, превращаться в собаку, рычать на Билла и спасать Соки из неприятностей.

Лафайет Рейнольдс – кузин Тары, повар в баре Мерлотта, колдун, наркодилер, дилер вампирской крови, гей, проститутка и любимчик Эрика (с последними двумя пунктами никак не связано). Любит жить на полную, ходить в женский туалет (там зеркало больше), называть всех «сучками» и быть богом сарказма.

Арлин Фаулер и Тэрри Бельфлер – официантка и повар соответственно, в будущем женатая пара. Арлин – потрясающая женщина и вампоненавистница в одном флаконе, Тэрри – мастер комплиментов, или «твои волосы – как взрыв бомбы на закате». Мило смотрятся вместе.

Хойт Фортенберри – друг Джейсона, маменькин сынок в тяжелой стадии, парень Джессики (она же «рыжая вампирша-шлюха» © мама). Любит Джесс, маму и Аляску, при выборе между мамой и Джесс выбрал Аляску.

Энди Бельфлер – детектив, мнительный, но в будущем классный тип. Прямой наследник *барабанная дробь* Билла. Очень многодетный отец.

Элсид Герво — оборотень (да, тот, который в волка), иногда парень Соки. Любит бить кулаком в стол, выть на луну, ходить топлес и рычать на Билла.

Сериал до безумия атмосферный и, как бы странно это не звучало, реалистичный – в том смысле, что актеры выглядят как настоящие люди со своими недостатками, а не как облизанные безликие идеалы. Добавьте к этому потрясающий саундтрек, почти полное отсутствие ванили (если проматывать монологи Соки, то полное) и интереснейшие второстепенные сюжетные линии. В общем, сериал достоин просмотра, всем советую.

Читать еще:  Бангтан бойс втс
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
Английский источникПеревод на русский