Marylin.ru

Мобильная связь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Учебник принца полукровки

Учебник Принца-полукровки

Фандом: Гарри Поттер
Название фанфика: Учебник Принца-полукровки
Автор или переводчик: Undertaker00000
Беты, соавторы:
Пэйринг и персонажи: Северус Снейп,
Рейтинг: PG-13
Категория: Джен
Жанры и предупреждения: Фэнтези, Пародия, Учебные заведения,
Размер: Мини.
Статус: в процессе

Саммари: История о принце Полукровки

Внимание! На сайте могут быть материалы, не предназначенные для прочтения лицами моложе 18 лет! Они отмечены рейтингом NC-17. Если вам не исполнилось 18 лет, закройте страницу с отметкой NC-17.

Похожие фанфики:

Фанфик Учебник Принца-полукровки по фандому Гарри Поттер получил более 2 положительных оценок. Автор/переводчик работы Undertaker00000. Текст отбечен . Персонажи, о которых мы сможем прочесть в этом фанфике, — Северус Снейп. Пэйринги . Категория фанфика Джен.
Рейтинг фанфика Учебник Принца-полукровки — PG-13. В мире фанфикшена рейтинг означает ограничение по возрасту для читателей текста. Обращайте на это внимание перед прочтением! Размер Мини. Размеры фанфиков делятся на драббл, мини, миди и макси.
Жанры и предупреждения, указанные автором Учебник Принца-полукровки: Фэнтези, Пародия, Учебные заведения .
Undertaker00000 благодарит вас за прочтение и оценки! Читайте еще о Северус Снейп!
Статус: в процессе

Учебник Принца-Полукровки (джен)

Северус Снейп размашистыми шагами шел по коридору — ему просто необходимо было попасть в комнату за портретом Варнавы Вздрюченного. Лестницы благосклонно подстраивались под желание директора школы, тут же вставая в нужное тому направление. Снейп спешил изо всех сил, словно предчувствуя — сделать то, что он собирался, надо как можно быстрей.

Аккуратно переставленные одним движением палочки доспехи, легкое нажатие на незаметный рычажок — и путь сократился на несколько лестничных пролетов и два коридора. Гулкие шаги вздымали пыль, тут же оседавшую обратно под ноги, но все же оставлявшую следы того, что тайный проход недавно использовался. От каменных стен веяло холодом и сыростью, было неприятное ощущение того, что что-то невидимое давит на спешащего мужчину, внимательно наблюдая за ним немигающим взглядом.

Снейп уверенно шагал, стараясь не обращать внимания на шум за стенами — только что закончились уроки, и студенты поспешили выйти из классов, громко переговариваясь и делясь впечатлениями о прошедшем предмете.

Сегодня было первое мая — обычный день, но Северус чувствовал, что вскоре должно произойти что-то важное, причем важное — в первую очередь для него.

Поплотнее запахнув полы мантии, он завернул за угол и незаметно вышел на третий этаж сразу за огромной, в человеческий рост, вазой, стоявшей недалеко от Выручай-комнаты.

Противный гоблин с картины разливал вино со своими товарищами, распевая похабные песенки и делая вид, что не замечает стоящего напротив мужчину. Снейп отмерил по три шага в каждую сторону, думая про себя о том, куда Поттер спрятал книгу.

«Она нужна мне, очень нужна. От этого зависит моя жизнь», — контуры двери проступили на каменной стене, образуя арку прохода. Повернутая ручка — и Снейп был уже в комнате.

Горы хлама возвышались словно памятники человеческому непостоянству и неаккуратности, и от этого Снейп поморщился. Природная брезгливость вопила убираться отсюда или хотя бы применить элементарное Эванеско, но подобные заклинания в комнате не действовали — такова уж была специфическая магия этого места.

«Значит, никакое Акцио не поможет, и мне придется перерывать весь этот мусор», — Северус еще раз оглядел комнату. Он точно знал, что его школьный учебник по зельеварению был где-то здесь, его предчувствия никогда его не подводили. Да и если быть честным, наспех просмотренные воспоминания Поттера явно указывали на эту комнату.

«Холодные черные глаза впились в глаза Гарри; тот старался отвести взгляд. Блокируй свои мысли… блокируй свои мысли… но он так и не научился этому как следует…

— Знаешь, что я думаю, Поттер? — очень тихо проговорил Снейп. — Я думаю, что ты отъявленный лжец и заслуживаешь взыскания. Будешь приходить ко мне каждую субботу до самого конца семестра».

Эта сцена заново предстала перед внутренним взором профессора, и он поспешил зацепиться за нее и вытащить то, что прочел в тот самый момент. Поттер врал, и это было очевидно — дело заключалось вовсе даже не в легилименции, а в выражении лица этого лгуна. Не надо прилагать никаких усилий, чтобы прочитать — Поттер только что благополучно избавился от его книги. То есть это Снейп позволил тому думать — якобы благополучно.

Все это было сделано ради того, чтобы точно знать о местонахождении своего школьного учебника и не беспокоиться: не дай Мерлин, какие-нибудь особо одаренные гриффиндорцы кинутся перепрятывать свой трофей. Беспокоить их не стоило, отнюдь. Моментально решалось несколько проблем, в том числе и о безопасном месте хранения этой книжицы.

Да, Выручай-комната была одним из лучших вариантов, и признание некоей толики правоты Поттера заставило зельевара поморщиться.

Однако теперь вставала другая проблема — как найти здесь то, что он искал?

Хлам был повсюду, горы его возвышались, образуя целый лабиринт со своими ловушками в виде периодически взрывающихся навозных бомб и маленьких летающих снитчей, пикирующих прямо на волшебника.

Заставило его содрогнуться и пролитое на полу зелье Едкости. В одном из закутков обвалилась груда поломанной мебели, чуть не погребя Снейпа под своими бесценными обломками. Поднятая пыль неприятно защекотала ноздри.

Северус выругался сквозь зубы — он явно не рассчитывал искать пропажу так долго. Нужно было поторопиться: он напряженно потер виски, стараясь воскресить в памяти образ, мелькнувший в сознании Поттера.

Старый покосившийся сервант, каменный бюст, выцветший и выеденный молью парик, тусклая диадема.

Сервант, бюст, парик, диадема.

Снейп стремительно пролетал по проходам, надеясь выхватить взглядом дубовый шкаф, но ничего похожего не наблюдалось.

— Где же он, черт возьми, где? — зло прошипел он сквозь зубы.

И комната преобразилась. Старые ненужные вещи словно втянулись в стены, открывая более широкий проход, уходящий куда-то вправо.

Улочка из мусора вильнула раз, потом еще один, и через несколько мгновений перед Северусом предстало то, что он искал.

Директор остановился у большого буфета и сразу же опознал, что на этот шкаф пару веков назад вылили не менее котла Испепеляющего раствора — характерная пузырчатая поверхность с черными подпалинами выдавала этот факт. На одной из полок стоял бюст той же самой ведьмы, что еще открывала проход к Сладкому королевству внутри школы; голова ее была увенчана черным париком, на котором блестела явно проклятая диадема.

— Надеюсь, Поттер не додумался полапать ее руками, — произнес Снейп, прекрасно осознавая, что зря надеется. — Хотя удачливость этого мальчишки просто отвратительна… столько времени прошло, проклятие должно было бы дать о себе знать.

Читать еще:  Имена участников бтс на корейском

Брезгливо подобрав с пола какую-то тряпку, Снейп откинул украшение вглубь комнаты, где оно тихо звякнуло и исчезло в куче других побрякушек.

Внимательно обследовав шкаф снаружи, Северус убедился, что книги нет. Поочередно открывая дверцы отделений, он морщился — чего только тут не было. На одной из полок стояла клетка со скелетом пятилапого чизпарфла* — Снейп подавил в себе дикое желание тут же разобрать скелет на ценнейшие ингредиенты для зелий.

Несмотря на то, что животное было очень похоже на обычную кошку или небольшую собаку, да и встречалось почаще единорогов и фениксов, добыть его кость было чрезвычайно тяжело — животные в случае опасности просто включали механизм самозащиты и рассыпались прахом.

Видимо, этот экземпляр до последнего надеялся выжить.

Но сразу за клеткой Снейп обнаружил то, что заинтересовало его гораздо больше, чем чизпарфл — свой учебник по зельеварению.

Книга была аккуратно изъята и перепрятана под полу мантии.

Путь назад занял гораздо меньше времени, хотя, возможно, Снейпу просто показалось: напряженность последних дней и страх постоянного вызова сказывались на мироощущении и восприятии действительности.

Он спешил в свои подземелья — перепрятать ценнейшую для него вещь.

А после — встретиться со своим Господином.

Северус Снейп очнулся на грязном полу Визжащей хижины через три дня. Чувствовал он себя ничтожно — не мог пошевелиться, голова болела, во рту было сухо, а горло нещадно саднило. Он попытался прокашляться, но от усилия голова закружилась еще сильнее, и Снейп потерял сознание.

Он приходил в себя еще несколько раз в течение недели. С каждым разом постепенно возвращались тактильные ощущения — шероховатый пол под рукой, сыроватые доски под головой…

Северус возносил хвалу всем богам, каких только помнил и в которых до этого не верил, за свою предусмотрительность — зелье привязки души к телу сработало, он не стал бесплотным духом, как когда-то случилось с Вольдемортом.

Выпитая заранее чаша укрепляющего бальзама тоже оказалась очень кстати — снадобье позволяло поддерживать жизнь во время всего вынужденного и беспомощного валяния на полу. Все то время, пока Снейп провел в хижине, он терзался неприятными воспоминаниями и обдумывал свое будущее. Что же будет с ним теперь?

На восьмой день Северус смог пошевелить пальцами правой руки. Боль маленькими иголочками прошлась по запястью, заставив поморщиться.

На десятый — согнуть и разогнуть кисть.

На четырнадцатый — согнуть обе руки в локтях. Это позволило ему дотянуться до внутреннего кармана мантии и принять еще одну порцию укрепляющего бальзама, взятого с собой про запас.

Через три недели бездумного изучения потолка Снейп окончательно уверился: искать его так и не стали. Это было странно. Он не думал, что Поттер будет настолько неблагодарным и оставит его гнить в луже крови, — а то, что выиграл Золотой мальчик и сотоварищи, было очевидным: Северус имел сомнительное удовольствие вот уже двадцать дней слышать гомон и шум толпы, явно что-то празднующей. Праздник должен был быть поистине масштабным, если его отзвуки доносились от Хогсмита до самой хижины.

Выводы были неутешительными — несмотря на все, что Северус сделал, о нем забыли. И он бесился. В бессильной злобе скребя ногтями доски, проклиная про себя всех и вся, он беспомощно валялся в засохшей крови.

Почему Поттер бросил его здесь, даже не потрудившись вернуться за телом? Прекрасно зная, что Снейп никогда не был предателем, после того, как просмотрел его воспоминания. Но факт оставался фактом — Поттер был там, а он, Снейп, лежал тут и никак не мог понять причины такого поступка героя. Да и в конце концов, не сошелся же весь свет клином на гриффиндорце?! Но нет: не было ни вечно лезущей всех спасать Грейнджер, ни благодарного Лонгботтома, ни слизеринцев, которым он вечно потакал, ни даже авроров, которые могли бы его попытать, но лишь бы вытащили… Никого.

На двадцать пятый день он смог перевернуться на бок, разминая задеревеневшие конечности, а после — встать на колени. Затекшее тело грозило рухнуть обратно, но Снейп, отчаянно цепляясь за мебель, дополз до камина.

Но его ждало разочарование. Дымолетный порошок, упакованный в бумагу и лежавший в нагрудном кармане, был безвозвратно испорчен кровью. Делать портал Снейп посчитал ненужным, а аппарировать не было сил.

До Хогвартса придется добираться своими силами, и тогда Северус смирился с тем, что придется остаться еще на пару дней, и только потом идти.

Два дня прошли быстро. К зельевару почти полностью вернулась способность двигаться, иногда только сводило мышцы ног, но это было вполне терпимо. Укрепляющий бальзам исправно исполнял свою функцию — отсутствие еды и воды не очень сильно сказывалось на организме.

Когда Снейп впервые вышел из своего временного убежища, солнце на время ослепило его своей яркостью. Украв мантию с веревки для сушки белья у ближайшего дома, он отправился в Сладкое королевство — о том, остался ли подземный ход целым, ничего точно известно не было, но попробовать стоило — и это увенчалась успехом.

Незаметно проникнув в кондитерский магазин, зельевар беспрепятственно добрался до подвала, а оттуда за час и до Хогвартса.

Его кабинет в подземельях был нетронут, что очень обрадовало Снейпа. Отперев несколькими заклинаниями шкатулку, которую он только что достал из-под пола, Северус крепко прижал к груди вынутую книгу, испытывая странную благодарность и трепет.

Ради нее он пошел на преднамеренное убийство еще много лет назад, когда Вольдеморт только воскрес — во время начавшихся бесчинствований Пожирателей никто не обратил внимания на смерть одинокого старого мага, что было Снейпу на руку: все списали на сторонников Темного Лорда…

Ставки были слишком высоки, а его роль шпиона — слишком важна, чтобы он мог бездумно рисковать своей жизнью у Вольдеморта. Поэтому Северус сделал то, что должен был, и об этом не знал даже Дамблдор — тот бы не понял…

Теперь появилась возможность начать жизнь заново, постаравшись забыть о прошлом, и это ли не главное?

Учебник Принца-Полукровки. Его, Северуса, хоркрукс.

А кто сказал, что только Вольдеморт мог их сделать.

Читать онлайн «Фанфик Серия Полуночник: Сила Хогвартса» — RuLit — Страница 198

Гарри замер, затем медленно повернулся к Гермионе и неверяще посмотрел на неё. Невозможно. Быть этого не может. »Это, должно быть, заговор против меня. Не иначе».

Читать еще:  В какой серии веник поцеловал дашу

— Хочешь сказать, что Принц-Полукровка это на самом деле профессор Снейп? — спросил он.

Гермиона беспомощно пожала плечами.

— В «Пророке» было лишь одно упоминание о рождение ребёнка, — сказала она, подходя к кровати и садясь. — И всё сходится, Гарри. Профессор Снейп был слизеринцем, а мы оба знаем, какое значение они придают статусу крови. Он наверняка положился на статус «полу-Принца», чтобы выжить. К тому же книга лежала в его старом кабинете. Учитывая, сколько труда было вложено в эти записи, никто бы просто так не оставил её там.

Гарри вздохнул, садясь рядом с Гермионой. То, как Гермиона описывала Снейпа, напомнило ему что-то, и вскоре он понял, что именно. Профессор Снейп был «полу-Принцем», также как Волдеморт был «полу-Гонтом». Схожесть этих двух волшебников была весьма пугающей: полукровки на «факультете чистокровных», обширные знания Тёмных Искусств, навыки окклюменции и легилименции, не говоря уже о том, что они оба были одиночкам. Чем больше Гарри думал об этом, тем меньше ему нравилось, куда его вели мысли. Насколько хорошо в действительности все они знали профессора Снейпа?

Глава 19. Понять и простить

По мнению Гарри, Ремус воспринял настоящую личность Принца-Полукровки довольно хорошо. Он просидел в молчании лишь пять минут, после чего принялся мерить шагами комнату, костеря себя за то, что не догадался обо всём раньше. Гарри подозревал, что дело тут было в том, что Ремус не распознал почерк профессора Снейпа или что-нибудь в этом же духе, но в этом он был не одинок. После этого откровения Гарри поведал о том, что случилось в кабинете Слагхорна. Это слегка приободрило Ремуса.

Урок аппарации тем утром тоже прошёл лучше, чем того ожидал Гарри. Ему наконец-то удалось аппарировать с поворота. У Гермионы тоже получилось это сделать, и она чуть не задушила его от радости. Это привело к замечанию профессора МакГонагалл и волнам зависти от Рона, стоявшего неподалёку, хотя Гарри сложно было понять, было ли это вызвано удачной попыткой Гермионы или же тем, что она обняла его.

Непостоянство дружбы Рона уже порядком надоело Гарри. Ему было непонятно, почему, так завидуя мифическим отношениям Гарри и Гермионы, он всё равно продолжал встречаться с Лавандой? В этом ведь просто не было смысла. Как мог он на самом деле верить сплетням Браун о своих лучших друзьях? »С другой стороны, в этом году поведение Рона редко было логичным».

В этом году вообще мало что имело смысл. Рон вёл себя странно, Чо вела себя странно, Малфой спорил со Снейпом, Сириус уехал заниматься Мерлин знает чем, Дамблдор периодически пропадал на несколько дней, а вся женская половина Хогвартса по какой-то причине начала считать Гарри привлекательным. Шесть месяцев назад Гарри бы подумал, что большая часть всего этого в принципе невозможна. Шесть месяцев назад Гарри бы ни за что не поверил, что Рон бросит своих лучших друзей ради девушки, от которой он был явно не в большом восторге.

Конечно, шесть месяцев назад Гарри был готов проклясть Рона до беспамятства, но дело было не в этом. Дело было в том, что Гарри больше не был уверен, что знает настоящего Рона. Тот Рон, которого он знал, ставил дружбу и семью выше слухов и славы. Они уже прошли через это много лет назад. И Рон тогда понял, что не стоит завидовать вниманию, получаемому Гарри. или нет?

К сожалению, больше Гарри не был ни в чём уверен.

Встреча О.З. тем вечером прошла, мягко говоря, неловко. Рон избегал Гарри и Гермиону всеми возможными способами и открыто показывал своё влечение к Лаванде. Это раздосадовало не одного члена группы, и большинство не постеснялись выразить своё неудовольствие столь неуместным поведением. После того как пятый человек сказал Рону и Лаванде заканчивать или пойти и подыскать себе отдельную комнату, парочка покинула собрание. Для Гарри это стало последней каплей. Рона, бывшего его лучшим другом больше пяти лет, не стало. Он превратился в совершенно другого человека, и Гарри не был уверен, что хотел бы узнать его лучше.

Оставшееся время встречи прошло без каких-либо ещё инцидентов. Чего не скажешь о том, что случилось после её окончания. Пока все расходились, члены Совета зажали Гарри в углу, настойчиво предложив запретить Рону и Лаванде в дальнейшем появляться на собраниях. Предложила эту идею, конечно, Джинни, но, что больше всего удивило Гарри, следующей слово взяла Чо:

Гарри Поттер (сборник 7 книг) (ЛП), стр. 559

— Все ясно, — мрачно сказал Гарри. — Спасибо тебе большое, Демельза.

Глава 12. Серебро и опалы

Куда пропадает Дамблдор и чем он занимается? В последующие недели Гарри всего два раза видел издали директора школы. Он теперь почти не появлялся в Большом зале, и Гарри был уверен, что Гермиона права — Дамблдора по нескольку дней подряд не бывает в школе. Может, он забыл, что собирался давать Гарри уроки? Дамблдор говорил, что эти уроки ведут к чему-то связанному с пророчеством. Гарри это очень поддерживало, как-то успокаивало, а теперь ему стало казаться, что о нем забыли.

В середине октября пришло время первого похода в Хогсмид. Гарри опасался, что эти прогулки могут запретить, учитывая немыслимо строгие меры безопасности, но оказалось, что поход все-таки состоится. Гарри очень обрадовался — всегда приятно хоть на несколько часов выбраться из замка.

В день похода был сильный ветер, хлестал дождь. Гарри проснулся ни свет ни заря и, чтобы убить время до завтрака, взялся за «Расширенный курс зельеварения». Вообще говоря, у него не было привычки читать учебники, лежа в постели; как справедливо утверждал Рон, такое поведение просто неприлично для всякого, кроме Гермионы — ей можно, она уж так устроена. Но, по глубокому убеждению Гарри, книгу Принца-полукровки никак нельзя было приравнивать к другим учебникам. Чем больше Гарри ее изучал, тем больше находил в ней полезного — не только ценные подсказки и маленькие хитрости по части зельеварения, благодаря которым он приобрел такую блистательную репутацию у Слизнорта, но и весьма хитроумные заклятия и наговоры, записанные на полях и, судя по многочисленным поправкам, явно придуманные самим Принцем-полукровкой.

Читать еще:  Карта волшебной страны из волшебника изумрудного

Гарри уже опробовал несколько самодельных заклинаний Принца. Одно из них заставляло со страшной скоростью расти ногти на ногах (как-то во время перемены Гарри испытал его на Крэббе, с весьма забавным результатом); от другого язык приклеивался к нёбу (это заклинание Гарри дважды применил к ничего не подозревающему Аргусу Филчу под общие аплодисменты); а самым полезным, наверное, было заклинание Оглохни — от него у всех находящихся поблизости начиналось непонятное жужжание в ушах, заглушающее все остальные звуки, что позволяло спокойно разговаривать на уроке, не боясь, что тебя подслушают. Только один человек не находил ничего веселого в этих заклинаниях. Гермиона по-прежнему не одобряла все эти штучки и напрочь отказывалась разговаривать, если Гарри применял к кому-нибудь из окружающих заклятие Оглохни.

Сидя в постели, Гарри повернул книгу боком, чтобы удобнее было разбирать мелко написанные пояснения к заклинанию, которое, видимо, стоило Принцу большого труда. Оно несколько раз зачеркивалось и переделывалось, но в конце концов в самом уголке страницы отыскался окончательный вариант:

Под стук дождя вперемешку со снегом по оконным стеклам и громкий храп Невилла Гарри разглядывал буковки в скобках. Н-врбл… Это, наверное, означает «невербальное». Гарри сомневался, что заклинание у него получится; он до сих пор еще не вполне освоил невербальное колдовство, и Снегг неукоснительно высказывал свои комментарии по этому поводу на каждом уроке по защите от Темных искусств. С другой стороны, пока что учиться у Принца-полукровки Гарри удавалось значительно лучше, чем у Снегга.

Направив волшебную палочку в пространство и ни во что конкретно не целясь, Гарри сделал короткий резкий взмах и мысленно произнес: «Левикорпус!»

Сверкнула яркая вспышка, комната наполнилась голосами: всех разбудил дикий крик Рона. Гарри с перепугу уронил «Расширенный курс зельеварения». Рон повис в воздухе вниз головой, как будто невидимый крюк подцепил его за щиколотку.

— Ой, прости! — завопил Гарри, пока Дин и Симус покатывались со смеху, а Невилл, свалившийся с кровати, поднимался с пола. — Подожди минутку, я сейчас…

Он нашарил учебник зельеварения и в панике кинулся листать страницы. Наконец нашел нужное место и кое-как разобрал слово, неразборчиво нацарапанное под заклинанием. Молясь про себя, чтобы контрзаклятие подействовало, Гарри изо всех сил подумал: «Либеракорпус!»

Еще раз сверкнуло, и Рон мешком свалился на постель.

— Прости, — повторил Гарри дрожащим голосом.

Дин и Симус снова заржали.

— Ты уж, пожалуйста, — приглушенно пробормотал Рон, — завтра лучше заведи будильник.

К тому времени как они оделись, натянув на себя по нескольку вязаных свитеров миссис Уизли, обмотавшись шарфами и прихватив плащи и перчатки, Рон немного пришел в себя и решил, что Гарри раскопал очень даже смешное заклинание; настолько смешное, что Рон тут же за завтраком рассказал всю историю Гермионе.

— И тут опять как полыхнет, и я снова шлепнулся на кровать! — радостно скалился Рон, накладывая себе на тарелку сосиски.

Гермиона, слушая его рассказ, ни разу не улыбнулась и теперь взглянула на Гарри с ледяным неодобрением.

— Это заклинание, случайно, не из твоего любимого учебника по зельеварению? — спросила она.

— Сразу подозреваешь худшее?

— Значит, ты вот так запросто решил попробовать незнакомое, неизвестно кем написанное от руки заклинание и посмотреть, что получится?

— Какая разница, что оно написано от руки? — спросил Гарри, старательно обходя основное содержание вопроса.

— А такая, что это заклинание, скорее всего, не утверждено Министерством, — отрезала Гермиона. — А кроме того, — прибавила она, видя, что Рон и Гарри раздраженно переглядываются, — я начинаю думать, что этот ваш Принц — довольно сомнительная личность.

Гарри и Рон дружно напустились на нее.

— Это была шутка! — кричал Рон, вытряхивая из бутылочки кетчуп на сосиски. — Понимаешь ты, шутка, для смеху!

— Хороши шуточки — подвесить человека в воздухе кверху ногами! — покачала головой Гермиона. — Кто станет тратить время и силы на такие заклинания?

— Фред и Джордж, — пожал плечами Рон. — Это как раз в их вкусе. И, ну…

— Мой папа, — сказал Гарри. Он только сейчас вспомнил.

— Что? — спросили Рон и Гермиона в один голос.

— Мой папа использовал это заклинание, — сказал Гарри. — Я… Люпин мне рассказывал.

Последнее утверждение не было правдой. На самом деле Гарри сам видел, как его отец применял это заклинание к Снеггу только он так и не рассказал Рону и Гермионе о том своем погружении в Омут памяти. Но теперь его ошеломила потрясающая мысль: что, если Принц-полукровка — это…

— Может быть, твой папа и использовал его, Гарри, — сказала Гермиона, — но, безусловно, не он один. Если помнишь, мы все видели, как целая группа людей пустила в ход это заклинание. Они заставили несколько человек болтаться в воздухе, беспомощных, сонных…

Гарри так и уставился на нее. С ощущением, словно куда-то проваливается, он действительно вспомнил гнусную выходку Пожирателей смерти на Чемпионате мира по квиддичу. Рон пришел к нему на помощь.

— Это же совсем другое дело, — уверенно сказал он. — Они применяли это заклинание по-плохому. А Гарри и его папа просто шутили. Тебе не нравится Принц, Гермиона, — прибавил Рон, сурово указывая на нее сосиской, — потому что он лучше тебя знает зельеварение.

— При чем здесь это! — У Гермионы запылали щеки. — Просто я считаю, что это безответственно — выполнять неизвестные заклинания, когда даже не знаешь их действия. И что вы все говорите — Принц, Принц, как будто это титул. Спорим, это просто глупое прозвище, и, по-моему, он очень несимпатичный тип!

— С чего ты взяла? — запальчиво возразил Гарри. — Если бы он был начинающим Пожирателем смерти, вряд ли стал бы хвалиться, что он — полукровка!

Не успев закончить фразу, Гарри сообразил, что его отец был чистокровным волшебником, но он отогнал эту мысль; об этом он подумает после…

— Не могут все Пожиратели смерти быть чистокровными, столько чистокровных волшебников-то не осталось, — упрямо сказала Гермиона. — Я думаю, большинство из них полукровки, только скрывают. Они ненавидят волшебников из семей маглов, а тебя и Рона, например, приняли бы с удовольствием.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector