Marylin.ru

Мобильная связь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Тони старк и стив роджерс фанфики

Тони старк и стив роджерс фанфики

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 261 601
  • КНИГИ 603 509
  • СЕРИИ 22 658
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 568 886

Голова болит так, что глаза готовы вылезти из орбит – на них словно давит изнутри что-то тупое и тяжелое. Возможно, отекающий мозг. Которому тесно в черепной коробке, и чувствуется, что кости вот-вот разойдутся, а глаза выпадут наружу.

Баки хрипло дышит, стараясь абстрагироваться от боли. Этому его учили. Когда – не важно, время лучше вообще не воспринимать как часть реальности. С его памятью «когда» утрачивает свое значение, для него это не принципиально. Главное не «когда», а «кто» и «что происходит сейчас».

Сейчас Баки видит сквозь мутную пелену боли перед собой тройную решетку, на потолке, причем снаружи, несколько тусклых лампочек. Вторая и третья решетка под напряжением. Если до них дотянуться протезом – треск, взрыв, боль, тьма и забвение.

Но до них не дотянуться. А потому Баки просто стоит и смотрит на фигуру, пытающуюся донести до него свою мысль словами через вату адской головной боли и три металлических преграды.

— Тебе должны оказать помощь. Я знаю, ты умеешь отключаться, но я даже отсюда чувствую, как от тебя воняет гнилью. Твоя культя, Барнс. Она гниет под протезом. А учитывая, что ты ничего не жрешь, то скоро даже твой организм перестанет справляться с инфекцией, и ты все равно свалишься. Просто дай нам помочь тебе.

Баки молчит. Даже если забыть обо всем, что умеет и знает Зимний солдат, любой человек бы понял, что такое это его «помочь». Это зафиксированное на столе тело, с которым можно делать все, что угодно. Возможно, вместо капы между зубов, будет укол обезболивающего. Но суть не меняется: он снова окажется во власти тех, от кого ничего хорошего ждать не приходится.

Насчет этого дерьма у Зимнего богатый опыт, и ни малейшего желания его повторить. Поэтому он даже не отвечает. Слова Старк может оставить себе. У него хорошо получается с ними управляться. Особенно когда он пытается оправдываться. Но Зимний давно уже научился пропускать слова мимо ушей, оставляя себе только факты. А факт сейчас есть лишь один: Стив мертв, и причиной этому – Старк и его друзья из правительства. Стив не доверял им, не доверял Старку, и в итоге оказался прав. Баки тоже не должен доверять им.

Между тем поток слов из-за решеток не прекращается, и, судя по изменившейся интонации, Старк уверен, что не зря рассыпает тут ворохи своих округлых гладких фраз. Головная боль растет, и Баки уже просто не может слышать никаких посторонних звуков. Старка надо заткнуть, просто и быстро.

Поэтому Баки делает два шага и прижимается лицом и телом к решетке. Старк замирает с приоткрытым ртом. Карие глаза настороженно блестят. Баки не может просунуть руку через частую решетку, и разогнуть эти прутья тоже. Вдвоем со Стивом они бы смогли. Но Стива больше нет.

Баки медленно поднимает протез и показывает Старку средний палец. Вместо тысячи слов, или как там говорилось в той назойливой рекламе круглых беленьких конфет. Прости, Старк, что не могу обернуть руку красной ленточкой. Сойдет и так.

Широко раскрытые глаза Старка подергиваются пеленой. Баки равнодушно смотрит в них, рассматривая чужие эмоции. У Старка их очень много, а вот у самого Баки лишь одна – боль.

Лампочки гаснут, и по коридору слышны быстрые удаляющиеся шаги. Баки садится на пол – кровати в его камере нет. Неплохо бы прислониться к стене, но лучше не стоит. Кто знает, что может из этой стены выскочить. Он дал себя поймать, взять прямо у тела Стива. Все еще надеялся, что «нет». Что «невозможно». Что это – обрывок сна. Что вот это синеватое лицо с залитыми кровью глазами – не Стив. Он даже не похож. Его Стив – маленький, упрямый, с прозрачными голубыми глазами, которые не умеют врать. Живой. Его…

Баки запускает металлические пальцы в длинные пряди, сжимает кулак и выдирает с корнем клок волос. Череп обжигает болью, но на этот раз снаружи. Чистая, хорошая боль, от которой ненадолго становится легче.

А потом ноздрей касается едва уловимый запах, который нельзя перепутать ни с одним другим. Эти ублюдки пустили газ.

Баки мечется по камере, закрывая лицо футболкой. Металлические пальцы крушат решетку, и она, несмотря на весь свой коэффициент прочности, поддается. Слишком, слишком медленно.

Баки падает лицом в пол, чуть-чуть не дотянувшись до второй решетки, той, что под напряжением. Проклятые несколько сантиметров. Это его какое-то персональное проклятие: всегда не хватает нескольких сантиметров.

Всегда чуть-чуть не хватает, чтобы все получилось, как надо. Как у Стива.

Страх – второе чувство, которое приходит вместе с сознанием. Ноги зафиксированы, левой руки нет. Правая тоже намертво зажата в фиксаторах. И голова. Страх каплями ледяного пота стекает по вискам и шее. Опять это.

Баки судорожно копается в памяти, перебирая все драгоценные воспоминания. Все, что ему удалось восстановить – на месте. Самое главное – Стив. Тот, довоенный, и другой. Улыбается и смотрит теплыми синими глазами. И вдруг – пустыми, холодными, мертвыми. Воспоминания – иногда это очень больно.

Баки весь сжимается от этой боли, зажмуривает глаза и прикусывает губу. Сейчас он почти рад, что начнется обнуление.

— Все в порядке, — вмешивается в его боль посторонний голос.

Это не Пирс. Не Рамлоу. Это…

— Тони Старк! – Баки открывает глаза и впивается взглядом в фигуру в белом халате, которая сидит чуть поодаль на удобном стуле.

— А, ну, значит, все в порядке, — устало говорит Старк, и смотрит своими круглыми карими глазами. В которых на этот раз нет никаких чувств, кроме опустошенности. – Я боялся, что анестезия может снова привести к частичной потере памяти. Поэтому все делали под местным наркозом, пока еще действие газа не ослабело. Болит?

Баки не отвечает. Потому, что «болит» — это не то слово, которое применимо к пульсирующему раскалённому потоку металла, который у него вместо левой руки. С головой все еще хуже.

Старк постепенно понимает, что ответа не дождется и кивает:

— Ладно, тогда дальше. Ты в военном госпитале. Протез забрали мои, как говорил Роджерс, друзья из правительства, и вряд ли вернут. Поэтому у нас…

Баки молча выдирает руку вместе с креплениями и выпрямляется на кровати. На это уходит секунды две, еще столько же – чтобы высвободить ноги. Игла капельницы выскакивает из вены, кровь теплыми каплями стекает на простыни.

А в круглых темных глазах Старка тоже появляется страх.

— Надо было убить меня в камере, — шипит Баки, надвигаясь на него, и ненависть в серых глазах причиняет почти физическую боль. – И даже раньше, там, со Стивом.

— Остановись, — сухо говорит Старк. – Здесь камеры.

На этих словах дверь вылетает внутрь и в палату вваливаются трое автоматчиков. Черные дула нацелены на Баки, стволы маслянисто поблескивают.

Старк стоит, чуть откинувшись назад и подняв руки вверх. Глаза его не отрываются от Зимнего солдата.

— Парни, парни, не стоит так напрягаться, — голос у него привычно-нахальный и звучит так, словно тут ровным счетом ничего не происходит.

Читать еще:  Фанфики по балди

— Мы с мистером Барнсом достигли консенсуса, — вворачивает Старк умное словечко.

Баки не знает, что оно означает, что уверен в одном – ничего такого они со Старком не достигали.

— Они забрали один протез, — одними губами говорит ему Старк, и только тут Баки понимает, что страх в глазах Старка – это не страх смерти или боли. Это боязнь непонимания.

— Второй протез у меня в мастерской, в Башне, — темные глаза почти гипнотизируют. – И если ты уймешься, я смогу забрать тебя отсюда. Просто успокойся и пройди все их гребаные психологические тесты. Без протеза ты не опасен, и они отдадут тебя мне.

— Стив мертв, — шипит Баки, и лицо его постепенно теряет всякий человеческий вид. – Стив мертв из-за тебя и твоих друзей.

— А из-за тебя мертвы трое самых близких мне людей, — шипит Старк в ответ, и в глазах его вспыхивает не меньшая ненависть. – Зимний солдат убил моего отца, Говарда Старка.

В памяти мелькает смутное воспоминание – тоже кто-то с усами и темным хитрым взглядом.

Творча майстерня Silver Raven

Фанфіки та ориджинали українською, російською, (можливо) англійською мовами

Ты ничего не докажешь

Авторка: Silver Raven

Бета: нет

Фэндом: Мстители, Железный человек, Капитан Америка (кроссовер)

Персонажи: Тони Старк, Стив Роджерс, Джеймс Бьюкенен «Баки» Барнс (Зимний Солдат), Т’Чалла (Черная Пантера)

Рейтинг: G

Жанры: слэш, романтика, фантастика, AU

Предупреждения: OOC

Дисклеймер: герои фильмов/мультфильмов/комиксов мне не принадлежат

Размер: драббл

Статус: завершен

Публикация на других ресурсах: спрашивайте, я не кусаюсь. Почти.

Описание: – А что с Ба… – Ты ничего не докажешь.

Внимание: Данный текст может содержать нецензурную лексику, сцены насилия, намеки и/или описания однополых связей, а также других недетских отношений. Вы предупреждены и понимаете, что делаете, читая его.

Изображение было найдено на просторах Интернета, точнее слеплено с нескольких картинок, кто автор не знаю, но если кому-то известно киньте ссылку на его/ее страничку

Итак, он сорвался с важного собрания, примчался на всех парах в особняк Мстителей – и не увидел ничего внушающего ужас, настораживающего или потенциально опасного. Впрочем, по поводу последнего, здесь все потенциально опасные. Даже он сам.

Тони Старк, Железный человек, гений, миллиардер, филантром и человек, в прошлом которого была не одна развеселая вечеринка (и не одна прелестная женщина), недовольно посмотрел на Вадну и Вижена, которые отчего-то подняли панику. Те предано заглядывали ему в глаза, что было весьма странно. Особенно со стороны Красной Ведьмы. А раз уж они ведут себя так необычно, выходит он где-то ошибся.

– Что случилось? – разражаться гневной тирадой по поводу того, что у него много дел, глупо. Ни Вадна, ни Вижен не стали бы срывать его по пустякам, девушка скорее обратилась бы к капитану Красавчику, а андроид бы подождал, когда у Старка появится свободное время. И раз уж он вспомнил о мистере Звездно-полосатом… – Где Стив?

Ведьма поманила Железного человека за собой, Вижен, как преданный рыцарь, шагал рядом с ней, отставая всего-то на шаг. А у Тони брови поползли к волосам. Ему что, бойкот объявили? Где-то висит призыв не говорить с Энтони Старком? Или это игра?

Вадна отвела его в комнату, где команда любит собираться вместе, чтобы посмотреть фильмы, обсудить задания и подготовку к миссии. Сейчас тут малолюдно. За круглым столом сидело трое: Стив, Баки и Т’Чалла.

И все было бы нормально, только троица не болтала. Мужчины не обсуждали новости, не обменивались интересными идеями, не пытались вызвать друг друга на спарринг, они просто мерялись взглядами.

– Привет. – Произнес Тони, троица дружно повернула к нему головы, Железный человек почувствовал себя неуютно. Желание немедленно покинуть комнату возникло внезапно и показалось Старку прекрасным решением. Только им воспользовались другие. – Случилось что? Вадна и Вижен позвали меня…

– Тони, – заулыбался Стив Роджерс и Старк, сам того не осознавая, начал улыбаться в ответ. Да и как тут устоять? И кто бы смог? Роджерс со своей шикарной внешностью, глубоким голосом и человеколюбием вызвал у мужчины почти что щенячий восторг даже в начале их знакомства, когда умудрялся бесить Железного человека почти каждым словом. Теперь же от каждой улыбки Стива сердце Тони сладко ухало вниз, до самых пяток. – Я рад тебя видеть.

– Взаимно, – ответил гений, с изумлением наблюдая, как Роджерс торопливо поднимается на ноги и подходит ближе. Блондин сгреб его в охапку и прижал к себе, отчего Старк удивленно охнул и с восхищением осознал, как близко к нему оказался капитан Красавчик. Кажется, до этого дня они еще не были так близко друг к другу без желания покалечить.

– Тони, – Стив наклонился, и сердце Старка ожило в пятках и быстро-быстро поползло наверх, чтобы снова ухнуть вниз с умопомрачительной высоты. Неужели… вот прямо сейчас… поцелует? – Тони! – И миллиардер сдержал разочарованный вздох. – Парни, клянусь, через десять лет я буду мужем Тони.

Старк только захлопал глазами на такое заявление. В целом, он не против, но…

Барнс! Едва не взвыл вслух Железный человек. Только что-то намечаться начало…

– Привет, – заинтересовано произнес Старк, рассматривая Баки, тот сегодня не стал придерживаться стиля «я мега мрачен и могу убить любого одной рукой, левой», заменив его на «я мега сексуален, шикарен, обаятелен и могу удерживать тебя на весу одной рукой, левой». И ладно, Барнс, конечно, не Роджерс, однако неплохо. Гений обвел ухмыляющегося брюнета оценивающим взглядом. Совсем неплохо. Даже наоборот. Друг Стива весьма… горяч. – Тоже хочешь сообщить, что рад меня видеть?

– Несомненно. – Ухмылка перетекла в обольстительную улыбку. – Столь привлекательного мужчину я рад видеть в любое время суток.

– И, гарантирую, через пятнадцать лет я буду твоим вторым мужем.

– О, – неожиданно, но приятно. – А как же Стив?

– Серия несчастных случаев.

А вот это уже как-то настораживает.

– Ваше Величество, – кивнул Тони, удивляясь, как Т’Чалла быстро и незаметно к ним подошел.

Железный человек не понял чего от него хотят, но чернокожий мужчина не растерялся, обхватил пальцами его руку, поднес к своим губам и поцеловал.

– Тони, уверяю, через двадцать лет я буду Вашим третьим мужем.

– Ты ничего не докажешь.

– Оу, – протянул растерянный Старк. – Это… очень приятно… и… – миллиардер замолчал на секунду. Трое красивых мужчин признались, что он им нравится, но… Гений присмотрелся к ним. Что-то здесь явно не так. Срочно надо поговорить с Вадной и Виженом. – Знаете, весьма интересные предложения. Но я бы предпочел не ждать столько времени…

– Так, а теперь объясните мне, что это было. – Навис над Вадной и Виженом мистер Старк.

– Ну, – Вадна поежилась под взглядом Тони, – мы были на миссии – и они попали под чары противника. Я пыталась их расколдовать, но у меня ничего не вышло. Мы решили подождать, пока чары развеются, но они едва не подрались, когда Сэм упомянул, что вы на собрании, а там наверняка есть красивые женщины – и все знают…

Читать еще:  Класс убийц фанфики

– Прелестно. Вы решили отдать меня на растерзание троице неадекватных мужиков. Хорошо, что все обошлось. Почти. – Поморщился Старк. – Однако объясните, что мне делать с тремя – тремя. – предложениями руки и сердца? Они были сделаны после того, как колдовство развеялось. То есть в трезвом разуме и светлом уме, оттого сделать вид, что ничего не было нельзя. А если я выберу одного, остальные устроят ему несчастный случай.

– А зачем выбирать? – подал голос Вижен.

– Действительно, – хмыкнул Железный человек, – чего мелочиться? Возьму троих.

Я не могла пройти мимо =), не знаю, кто автор или авторка, но спасибо ей/ему за идею для этого драббла.

Ошибки, опечатки в комплекте, потом пересмотрю и поправлю.

Если вы найдете ошибку выделите ее и нажмите Shift + Enter или Кликните сюда чтобы отправить нам уведомление.

«Мамочка», Питер Паркер, Стив Роджерс, G, ООС

Название: «Мамочка»
Фандом: «Мстители»
Персонажи: Питер Паркер, Стив Роджерс
Рейтинг: G
Саммари: Стив делает уборку у Питера дома.
кажется, «мамочка и папочка» — это тот случай, когда канон становится штампом. упс х)

В дверь постучали. Сидящий за ноутом Питер вздрогнул — кто мог к нему прийти? Он же совсем недавно переехал. В любом случае, чутьё не предупреждало об опасности.
Это оказался Стив. Стив Роджерс с двумя огромными картонными пакетами, за которыми едва было видно его самого. Из пакетов торчали багеты, какие-то овощи и коробки с чем-то явно съедобным.
— Что ты здесь. — начал было Паркер, безуспешно пытаясь заглушить своим голосом урчание в желудке.
— ЭмДжей позвонила, сказала, у тебя жуткий срач и нечего есть. А я как приличная мамочка не могу допустить подобного. Посторонись.
Стив прошёл мимо остолбеневшего Питера в квартиру.
ЭмДжей? Срач? Есть? Мамочка? Да что за.
Паркер потащился за Стивом. Тот повёл в воздухе носом.
— Питер, с каких пор ты куришь?
Питер хлопнул себя по лбу.
— Н-но я же вытряхнул пепельницу! — невпопад ответил он.
— На кухне забыл, видимо, — усмехнулся Стив. — Не нужно быть Логаном, чтобы унюхать запах сигарет.
— Это, кстати, Логан и курил! — запоздало крикнул Питер.
— Да понял я, — отозвался с кухни Роджерс. — Кстати, в пакетах еда, надеюсь, она влезет в холодильник.
Паучье чутьё вяло просигнализировало об опасности. Паркер сразу и не понял в чём дело — он даже не помнил когда в последний раз заглядывал в холодильник.
Чутьё подсказало извиняющимся тоном, что это было три недели назад.
Стив открыл холодильник.
Паучье чутьё вдруг начало отплясывать джигу на нервной системе Паркера.
— Так, — сказал Стив, поворачиваясь к Питеру. Глаза у него были совершенно круглые.
Паучье чутьё рявкнуло «Я ухожу!» и с достоинством вышло в окно. Питеру ещё никогда так сильно не хотелось повторить за ним.
По квартире поплыл мерзкий запах.
— Что там вообще? — не выдержал Питер и высунулся из-за плеча Стива, заткнув нос рукой. — Неужто мыши повесились и протухли?
С нижней полки на него грустно смотрело зелёное подобие Шугги из комиксов про Ктулху. Питер ойкнул и отбежал от холодильника. Жутковато было, да и глаза резало.
Стив захлопнул холодильник и уронил лицо в ладонь.
— Когда ты. А, впрочем, неважно.
— Три недели назад, — виноватым голосом сообщил Питер.
Стив закатил глаза.
— Иди пока в комнату.
Нет, сначала Питер сопротивлялся и пытался поучаствовать в генеральной (хотя скорее уж «капитанской») уборке на кухне. Но наконец на него рухнул шкаф с посудой. Стив минуты три уговаривал парня слезть с люстры и только после аргумента «Она сейчас тоже обвалится» Паркер уныло побрёл в комнату. В комнате у него было не лучше, на самом деле, просто до визита Стива он как-то об этом не задумывался. Ноутбук, например, был вымазан кетчупом. Или не кетчупом. Питер не стал принюхиваться, всё равно рецепторы ещё пребывали в шоке от содержимого холодильника.
Пока он пытался хотя бы собрать мусор в комнате, с кухни доносился то бодрый стук отправляемого в мусорные мешки хлама и осколков, то скрежет приделываемого на место шкафа, то плеск воды — уцелевшая посуда требовала ухода. Когда Питер услышал «У тебя тут хомячок в хлебнице, что с ним делать?», ему захотелось провалиться под землю. Что он, в общем-то, и сделал — взял у Стива маленького золотистого грызуна и поплёлся знакомиться с соседями. Через пять минут мохнатый комочек был пристроен — оказывается, сбежал неделю назад. Питер слушал благодарности от белобрысого паренька-хозяина и не знал куда себя деть от стеснения.
Когда он вернулся к себе, Роджерс завязывал на узел последний пакет с мусором.
— Я могу помочь ну хоть чем-нибудь?
— Выброси это, — Стив махнул рукой в сторону туго набитых чёрных мешков. — Я пока полы домою.
Паркер молча подхватил пакеты и потащился к мусоропроводу. Лишь бы пролезли в трубу.
Через час он сидел за свежеотмытым от подозрительных пятен столом и уплетал приготовленную Стивом курицу.
— Я не ужнаю эту кухню, — проговорил он с набитым ртом.
— Организуй себе тогда паутину по углам, я не знаю.
Питер подавился.

— Спасибо. Ты не представляешь себе, как мне сейчас стыдно на самом деле.
— Ой да ладно, я же мамочка, — заржал Роджерс.
— Торжественно клянусь, — Питер поднял правую руку, — никогда больше не называть тебя так. И Тони тоже. Мало ли что.
— Кстати про папочку, — Стив осклабился. — Он приедет вечером, проверить как ты тут.
Паркер застонал. Всё-таки жить в одиночку оказалось плохой затеей.

Тони старк и стив роджерс фанфики

Название: Подарить им счастье
Фандом: Marvel
Герои: Тони Старк, Ванда Максимова, Стив Роджерс, много второстепенных персонажей
Тема: они притворяются, что они вместе
Объём: 1 255 слов
Тип: гет
Рейтинг: PG

Саммари: Ничего не происходит. Во всем мире, в каждом уголке Земли, затишье. Потому что все счастливы.

Тони, наверное, рад, он должен быть рад, он чувствует себя радостно, пусть и немного не в своей тарелке, но списывает всё на нервы перед свадьбой. Ведь, действительно, у него свадьба, он остепенился, он с Вандой, он ведь стремился к этому, верно?
Отражение не знает ответа, отражение смотрит на него из полутемной комнаты — Тони стоит в черной рубашке, выделяется только лицо, и это лицо несчастного человека.
Тони не понимает, что именно заставляет его раз за разом искать подвох, ошибку, нарушение в коде вселенной.

Словом «счастлив» Тони готов проклинать.
Он не спит всю ночь.
Клинт врывается с громкой толпой друзей, супергероев, Мстителей; он пришел устроить мальчишник, проводить одного из самых упёртых холостяков в долгий путь. Клинт говорит тост, говорит, что займет место талантливейшего плейбоя Америки, шутит, что Ванда хороша в постели, уворачиваясь от мгновенного подзатыльника Пьетро, Клинт пьет за счастье, а Тони ищет Стива. Потому что Стив; Стив может понять, поддержать или успокоить, Стив всегда был опорой, а Тони так давно не хватает твердости под ногами.
Стив на балконе, на улице холодно, на улице первый снег, и Тони ёжится, цепляя Стива плечом.
— Всё неправильно, — говорит Тони.
Стив не спрашивает, даже не поворачивается в его сторону, но Тони продолжает:
— Всё неправильно, но я просчитал, я просмотрел, я искал опасность, неприятность, искал что-нибудь, кого-нибудь, злодеев, убийц. Думал, кто-нибудь захочет испортить праздник, это то, что делают злодеи, ты знаешь.
— Но никто ничего не задумал, — продолжает Стив вместо него. — Ничего не происходит. Во всем мире, в каждом уголке Земли, затишье.
— Потому что все счастливы, — заканчивает Тони.
Они молча смотрят на падающий снег, Тони продрог, замерз, но он не признаётся, потому что беспокоит его совсем другое.
— Я надеялся, ты меня успокоишь. Это входит в обязанности свидетеля.
— Тони, — тихо говорит Стив. – Я плохой свидетель, но ответь мне. Ты уверен, что хотел именно этого?
Вчера вернулась Джанет. Поздно вечером вышла из тумана, тускло улыбнулась, поздравляя их, обнимая Ванду, обещая быстро придумать ей новое платье, лучше, красивее, ярче – белый – явно не её цвет, как насчет синего, пронзительно синего и глубокого? Ванда улыбалась в ответ, а Тони знал, что это ложь.
Призраки не делают платьев. Призраки не умеют ничего придумывать.
— Не знаю, — бормочет Тони. — Я должен, я должен так поступить, понимаешь? Потому что Ванда.
— . счастлива, — говорит Стив.
Он поворачивается к Тони и хватает его за плечо, тепло от ладони проникает через ткань рубашки под кожу, почти прожигает, Тони кажется, на плече останется след, отпечаток, прощальный подарок Стива.
— Я буду с тобой до конца, — говорит Стив.
И Тони улыбается, наверное, на самом деле.

Читать еще:  Фанфики по фэндому трансформеры прайм

Он не спал всю ночь, они не спали всю ночь, Стив сидел рядом, Стив лежал рядом, Стив приносил кофе. До самого утра они искали ошибку, что-то опасное, что-то, что упустили все, что потеряли все, что сорвет свадьбу, что собьет счастье Ванды, что разрушает сейчас сознание Тони.
Они ничего не нашли.
Вместо кофе утром Стив приносит фрак.

Тони цепляется за Стива.
Наверное, он бы пошел к своей невесте, к будущей жене, он бы пошел к Ванде, но глупые традиции, но жениху нельзя, а Тони. Тони делает всё, чтобы Ванда была счастлива.
И он цепляется за Стива, как утопающий, как за последний глоток воздуха, как за улетающую тень чего-то настоящего, потому что больше ничего нет — есть подготовка к свадьбе, есть призраки гостей и есть Стив.
Тони думает до последнего.
Он стоит перед радостной толпой, сканируя всё вокруг, анализируя, просчитывая, прогоняя в голове программу, код, план отступления, отгоняя воспоминания и ощущение теплой руки Стива потому, что это не то, о чем должен думать счастливый жених; Тони видит перед глазами цифры, но с ними что-то не так. Словно цифры кто-то вынуждает стоять именно в таком порядке, словно мир изменил свои законы, настал день чуда, и никто не умер — Тони смотрел новости, Тони знает наверняка.
Никто не умер, все счастливы, вся планета празднует их свадьбу.

Он оступается, когда Ванда выходит под оркестр, под лепестки роз, которые высыпают её сын и её брат, под торжественный металлический звон; Тони оступается не потому, что его невеста прекрасна, а потому что догадывается, в какой-то момент его осеняет, он гений, он понимает ошибку, это же так просто, так.
Тони успевает обернуться к Стиву, но не успевает сказать — вспышка камеры Питера ослепляет, и Тони смаргивает, как наваждение, собственную догадку.
Стив выглядит, как застывшая статуя солдата, у Стива ровный, прямой взгляд в никуда, едва вздымается грудь, словно он спит. Словно все спят, весь мир уснул из-за красавицы с веретеном, но никто об этом не знает.
Тони снова вспоминает и успевает только сказать:
— Все не могут быть счастливы, Стив, в этом ошибка, в этом вся Ванда.
Они ловят взгляды друг друга, но новая вспышка снова сбивает, нарушает, путает.
— Ты что-то сказал? Тони, ты сказал что-то, что-то важное, — взволнованно шепчет Стив.
— Нет, — медленно говорит Тони. — Я ничего не говорил. Я счастлив.
Он смотрит на Ванду.
*
— Ванда, хватит, — говорит Стрэндж. У него седые виски, сутана делает его выше, благороднее, он смотрит с тоскливым участием и пониманием, как настоящий священник, словно так и нужно — чтобы Стрэндж освящал их с Тони свадьбу, думает Ванда.
Но ей почему-то страшно.
— Ванда, перестань, — говорит Стрэндж так, чтобы слышала его только она. — Ванда, это ведь не то, что ты хочешь.
Ванда этого хочет — на самом деле, все ведь счастливы, все улыбаются, все радуются за неё, за Тони, несмотря на абсурдность происходящего — свадьба Ванды Максимовой и Тони Старка, ведьмы и учёного, человека и мутанта, свадьба, которую никто не ждал, но которая всех вдохновит. И все живы — Джанет поправляет свисающий со скамьи букет, Кэccи Лэнг обнимает отца, рядом сидит Червовый Валет и улыбается; Джонни Шторм задевает бок смеющегося Питера Паркера. Они счастливы, они живы, это замечательно.
Ванда не понимает.
— Отпусти своих друзей, — говорит Стрендж, — посмотри на них, посмотри на них на самом деле, а не сквозь завесу своих надежд, Ванда.
Она оборачивается.
Хэнк, Хэнк Пим совсем не рад, он в отчаянии, он смотрит на Джанет, как на призрака, смотрит на Тигру с ребенком на руках, смотрит под ноги, от него веет болью, как от раненого животного.
Сью Шторм выглядит разбитой, подавленной, жмется сильнее к плечу Рида, укрывается на широкой груди Бена Гримма, потому что Джонни жив, но Джонни умер. Питер потирает саднящий бок, но он тоже не рад и не сделал ещё ни одного снимка гостей — только предметы, только невесту — это единственные реальные вещи здесь.
Кэрол тянется к Джессике, отгораживается от Саймона, которого она так любила, которого так любил Хэнк Маккой, но который убил слишком много человек, чтобы гулять на свободе, на свадьбе, вдали от тюрьмы, сделанной для него Тони Старком.
Ванда смотрит на Тони, жених, её выбор, и видит руку Стива на его плече. Им тоже, почему-то, очень плохо, и их боль одна на двоих.
А Вижн, не жених, муж, настоящий — незримой тенью стоит в дверях.
— Я не понимаю, — говорит Ванда. — Все должны быть счастливы, — говорит она.
— Ты не можешь заставить других людей быть счастливыми, — мягко отвечает Стрэндж. Его голос течет как патока, обволакивает, успокаивает. — Даже своей магией не можешь, она сработала неправильно, видишь?
Ванда не хочет, не собирается, но видит.

Она просто пожелала всем счастья, Ванда сказала — должны, — но магия не справилась. Магия не может исполнить все желания, но может сложить вероятности, может подстроить всё так, чтобы осчастливить всех определенным способом.
Ванда пожелала счастья и оказалась у алтаря с Тони Старком. На свадьбе всегда радуются. На свадьбе нет места грусти.

— Отпусти их, — говорит Стрэндж.
И Ванда выпускает из рук букет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector