Marylin.ru

Мобильная связь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Книга фанфиков великий из бродячих псов

«Награда». Фанфик по фэндому Bungo Stray Dogs

День подходил к концу. Большинство членов ВДА уже успели разойтись по домам, и шум дня постепенно сменился вечерней тишиной. Солнце только-только село за горизонт, и край неба еще алел огненно-рыжим светом.
Умиротворенную тишину помещения периодически нарушал лишь тихий шелест бумаг, которые Фукузава перелистывал будто бы нарочито медленно. Казалось, мастер боевых искусств к чему-то напряженно прислушивается, делая вид, что занят бумагами. При каждом шорохе за дверью Фукузава инстинктивно напрягал плечи — да, он действительно настороженно ждал.

Не далее, как сегодня днем он это сделал. Ацуши оказался похищен, и Фукузава был вынужден обратиться за помощью к Рампо. Снова.

Операция по вызволению новобранца Агентства из лап Мафии завершилась благополучно, но президент Вооруженного Детективного Агентства прекрасно осознавал, чего ему следует ожидать после слов «Я тебя похвалю». И тем не менее, у него не было выбора. Только подобное обещание могло побудить Рампо к действию, а медлить было нельзя. Фукузава видел, как широко раскрылись глаза молодого детектива, и только бывшему телохранителю было известно, что таится за этим лихорадочно-предвкушающим блеском изумрудно-зеленых очей.

День постепенно стихал. В офисе как будто бы никого не осталось, и Фукузава уже начинал надеяться, что сумеет ускользнуть незамеченным. Видели бы его сейчас остальные члены ВДА.
Он неслышно поднялся и с проворностью змеи скользнул к двери. Увы, он просчитался: будто бы по команде, за дверью раздался громкий нарастающий шум шагов, после которых дверь с грохотом отворилась. На пороге предстал Рампо. В руке он держал надкусанный шарик риса, сияющие глаза парня занимали половину лица, а при виде Фукузавы лицо озарила такая довольная и сияющая улыбка, что можно было ослепнуть. Парень в один прыжок сократил расстояние до мужчины и заговорщицким тоном произнес:

— Ты обещал! Если ты думаешь, что я забыл, то напрасно! Ну?!

Фукузава стиснул зубы. Да, избежать обещанной награды не получится, но он сам на это согласился. С небрежным вздохом, мужчина медленно вернулся за стол. Плюхнувшись в кресло, он окинул Рампо невозмутимым взглядом:

— Я еще не закончил. Если тебе так не терпится, можешь подождать.

Рампо насупился, но возражать не стал. Парень уже знал, что если президент дал слово, можно не сомневаться, что он его сдержит.

На Йокогаму давно опустилась ночь. В здании ВДА по-прежнему продолжало светиться только одно окно. Фукузава напряженно вглядывался в вороха бумаг, периодически делая вид, что разговаривает с кем-то из клиентов по телефону или пряча лицо за монитором компьютера. Время от времени мужчина поднимал глаза на Рампо. Парень уже второй час раскачивался на стуле. Задние ножки стула жалобно и ритмично скрипели, грозя вот-вот сломаться, но Рампо игнорировал протест мебели, запрокинув голову и продолжая качаться из стороны в сторону.

Фукузава подавил вздох. Когда только это успело начаться. И как так вышло, что это продолжается до сих пор? Почему вместо того, чтобы положить этому конец раз и навсегда, он продолжает потакать Рампо? И почему Рампо в качестве благодарности за свою помощь выбрал именно такой. способ расплаты? Ответа Фукузава не находил.

— Эээй, старииик, ты там уснул, что лиии? Мне надоело ждааать! Где моя наградааа?! — Рампо протянул это нараспев, продолжая увеличивать амплитуду колебаний.

Фукузава потер лоб рукой. Нет, этому необходимо положить конец. Если кто-нибудь из Агентства узнает о том, что они с Рампо.

Размышления Фукузавы оборвал грохот сломавшегося стула. Рампо приложился затылком к деревянному полу, и Фукузава не на шутку перепугался. Он инстинктивно вскочил с места, приблизившись к молодому детективу. Тот продолжал лежать на полу, окруженный обломками спинки стула, и глядел в потолок широко распахнутыми глазами. При виде склонившегося над ним лица Фукузавы в них снова вспыхнул лихорадочный блеск:

— Ну что, мы уже идем? И кстати, зачем нам обязательно всякий раз нужно идти к тебе? Можем пойти в мою комнату в общежитии, она гораздо ближе —
— Нет. — со вздохом перебил его Фукузава. Если кто-нибудь из Агентства услышит, или же, ни дай бог, увидит то, чем они занимаются.
— Когда мы у меня, мне. привычнее — выдавил из себя Фукузава.

Фукузава и Рампо шагали по темному переулку. Путь до квартиры директора ВДА сокращался. Рампо напоминал ребенка, ожидающего свой подарок ко дню рождения. Он ворчал на своего спутника за его размеренный, неторопливый шаг и топал ногами в точности как избалованный малыш. Фукузава оставался непреклонен. Не отреагировал он и когда Рампо принялся изо всех сил подталкивать его в спину. Про себя Фукузава отметил, что не без удовольствия наблюдает за мучениями Рампо.
Дверь в квартиру Фукузава отпирал нарочно медленно. Долго пытался попасть ключом в замочную скважину, ссылаясь на темноту, и долго боролся с неподдающимся замком. Всё это время Рампо по-собачьи радостно поскуливал. Фукузава мог поклясться, что будь у Рампо хвост, он вилял бы им не хуже Хатико, который таки дождался хозяина.
Когда дверь в квартиру наконец отворилась, Рампо схватил Фукузаву за широкие рукава юкаты и без церемоний потащил в комнату. Свободной рукой телохранитель успел захлопнуть дверь.

Читать еще:  Перлы из фанфиков по гарри поттеру

Они стояли напротив друг друга в темной комнате. Рампо привычным движением нащупал включатель на стене:
— Я хочу это видеть! — в предвкушении заявил Рампо. Вспыхнувший свет заставил Фукузаву прищуриться. Рампо приблизился к нему вплотную, и принялся быстро рыться в карманах своего широкополого пиджака:

— Где же, где же он. Он же был здесь, я не мог забыть. Нашел!

Продолжая лучезарно улыбаться (Фукузава мог поклясться еще и в том, что улыбка Рампо осветила бы комнату не хуже люстры), Рампо закинул руки за шею телохранителя. Фукузава зажмурился, чувствуя, как пальцы Рампо касаются его затылка.

— Готово! — захлебываясь счастьем, Рампо отступил на шаг, прикрывая губы ладонями. На лице Фукузавы красовался ярко-красный пластмассовый клоунский нос, завязки которого Рампо крепко связал на затылке директора. Фукузава сделал глубокий вдох.

Спокойствие, только спокойствие.

Проглотив первый приступ хохота, Рампо торжественно выдал:

— Объявляю театр одного актера открытым!

Икая и подрагивая от смеха, Рампо валялся на полу. На его лице еще не высохли дорожки от слез. Хохотнув еще два раза, детектив пошатываясь, встал на ноги:

— Старик, ты сегодня в ударе.

Фукузава едва мог отдышаться. Спокойно, повторял он себе, спокойно. Сплясать канкан с клоунским носом на лице — это еще цветочки по сравнению с тем разом, когда этот ублю. Рампо нацепил на швабру его плавки и заставил размахивать этим «знаменем», распевая гимн Японии. По сравнению с палочками для еды в ноздрях. По сравнению с…

Воспоминания Фукузавы снова оборвал взрыв хохота. Смеясь, Рампо вернул на место сползший к подбородку Фукузавы клоунский нос. Фукузава едва сдержался, чтобы не откусить парню руку. Он в тысячный раз вспомнил те 50 способов уничтожения Рампо, которые придумал в первый же день их знакомства. Одновременно с этим в голову Фукузавы пришла русская поговорка: «Мужик сказал — мужик сделал». «Ничего не говори, и ничего не придется делать», — сделал драгоценный вывод телохранитель. Больше всего Фукузаву бесило то, что он сам внушил Рампо идею о его невероятных способностях, и теперь вынужден страдать от этого.

— Ну, — сурово спросил он, отдышавшись, — этого достаточно? Ты доволен?

— Хм. — Рампо закусил палец, склонив голову на бок. Фукузава почувствовал, как по спине побежали мурашки. Ей-богу, лучше бы он утопил этого мальчишку при первой же встрече.

— Нет! Есть еще кое-что! — весело возвестил Рампо, — по правде говоря, я так давно мечтал это сделать.

Фукузава напрягся, ожидая нового бредового задания.

— Встань в боевую стойку и серьезно скажи: «Все люди равны!» — скомандовал Рампо. Фукузава недоумевающе моргнул. И только-то. Прочитав немой вопрос в глазах своего патрона, Рампо утвердительно кивнул:

Фукузава так и не понял, где всё это время Рампо умудрялся прятать накачанный гелием воздушный шарик точь-в-точь цвета клоунского носа.

— . сначала вдохни воздух из этого шарика! – давясь смехом, потребовал Рампо.

Фукузава почти физически ощущал, как лицо приобретает оттенок его темно-зеленой юкаты. Спокойствие, спокойствие. Годы тренировок на выносливость, жестокие схватки с наемниками — по сравнению с таким задание Рампо — ничто. Фукузава закрыл глаза. Тело само приняло боевую стойку. Затем он медленно поднес шарик к губам и вцепился зубами в резиновый «хвостик». Секундой позже легкие мужчины наполнились гелием:

Конец фразы заглушил взрыв истерического хохота Рампо. Интонациями голос Фукузавы не уступал блеянию новорожденного ягненка. Рампо еще не осознавал, что через несколько секунд кубарем полетит из квартиры президента, пересчитывая пятой точкой все ступени подряд.

— С-старик, я. Я обязан это запечатлеть! — выдавил Рампо, нацеливая на багрово-зеленого Фукузаву фотоаппарат.

Первым в детектива полетел клоунский нос. Полетевший следом торшер чудом миновал голову паренька.

Рёв Фукузавы оглушил улицы ночной Йокогамы. В эти несколько секунд Рампо сообразил, что палку всё-таки перегнул. Фотоаппарат стал последней каплей. Рампо так и не понял, сам ли он преодолел пространство до двери квартиры, либо же ему помог чей-то мощный пинок. Уже на улице молодой человек потер ушибленную пятую точку, и икая от смеха, поплелся восвояси.

В своей квартире Фукузава, на которого был жалко смотреть, дал себе клятву: никогда, ни при каких обстоятельствах больше не обращаться за помощью к Рампо.

Книга Великий из Бродячих Псов | Bungo Stray Dogs | Bungou Stray Dogs

Если не работает, попробуйте выключить AdBlock

Вы должны быть зарегистрированы для использования закладок

Информация о книге

Описание

Цитаты из книги Великий из Бродячих Псов

— Если хочешь знать моё мнение, Анго, — сказал Дадзай, — всё в этом мире существует, дабы развлечь нас в ожидании смерти.

Читать еще:  Поппи зе перформер фанфики

Этого мало! Это даже нельзя назвать страданием! Покажите мне ярость

сражения, которая леденит душу!

Госпиталь, одноместная палата. В ней было очень чисто, пусто и тихо, как в

Похожее

Виновато море
Поделиться

Список книг
Добавить рецензию
Добавить обзор
Добавить цитату
Добавить похожее

Заветная Книга

Является главной и единственной силой, которою желают заполучить Фрэнсис Скотт Кей Фицджеральд и Фёдор Достоевский путём уничтожения города Йокогама и убийством всех эсперов в этом же городе.

История и влияние

Возможно, эта книга когда-то принадлежала одному очень могущественному эсперу, который наложил на неё ограничение в плане использования, чтобы предостеречь будущий мир.

По словам Достоевского, он хочет заполучить книгу путём убийства всех эсперов в Йокогаме и создать мир без греха, привнесённого эсперами, дабы создать «землю обетованную».

Книга – единственная в своём роде. Она не поддаётся огню и другим способностям. Некто с даром ясновидения предрёк, что искомая книга запечатана на этом клочке земли, известном как Йокогама. [1]

Несмотря на то,что из книги была вырезана одна страница и находилась она у Особого отдела Танеды, её всё же похитили «Смерть Небожителей». Она может уместить мало текста, но обладает той же силой, что и сама книга. У книги изначально есть и ограничение: написанный в ней текст должен иметь структуру повествования с причинно-следственными связями. Разумеется, в реальном мире нет такой удобной вещи, как целостность повествования. Люди умирают непредсказуемо, бессмысленно, инциденты растворяются во тьме, а истинна остается нераскрытой. Однако для написания книги почему-то предъявляется подобное требование.

Книга может воплотить в жизнь написанное на её страницах. Но, говоря точнее, книга работает не совсем так. «Книга — предмет, близкий к самим основам мироздания. В ней содержатся все вероятные миры, все альтернативные вселенные, в которых кто-то сделал иной выбор или иначе сложились обстоятельства. В тот момент, когда на странице книги появляются новые строки, описанный в них мир словно откликается на зов пишущего и замещает собой реальный, меняется с ним местами. Таким образом, существует единственный реальный мир вне Книги и множество миров вероятных, то есть, миров внутри Книги». [2]

Альтернативный «мир по-своему так же реален, как мир вне Книги. Доказательство этому — факт, что и в таком мире есть Книга. Книга альтернативного мира — что-то вроде дренажной канавы: она переписывает и стирает этот мир согласно приказам из внешнего…» [3]

Фанфик по «Bungou Stray Dogs», WTF Bungo Stray Dogs 2018

Название: Давно утраченное
Автор: Фетиния
Бета: Эйнэри
Фандом: Bungou Stray Dogs
Основные персонажи: Осаму Дазай/Чуя Накахара
Категория: Слеш
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика
Размер: Мини, 1009 слов
Саммари: А с неба тихо сыпал снег.

С неба сыпал снег. Медленно, словно в танце, снежинки кружили в воздухе и легко опускались на землю, застилая белым покрывалом крыши домов, деревья, тротуары.

Вместе с циклоном, что накрыл всё Восточное побережье Японии, в Йокогаму пришла настоящая зима. Она по-хозяйски обошла дворы, переулки, засыпала дороги снегом, посидела на лавочках, ажурным кружевом повисла на проводах. Город, оказавшийся в снежном плену, за несколько часов стал похож на хрустально-ледяную сказку. Теперь зиму можно было потрогать, ощутить её холодный поцелуй на губах.

Дазай вытянул ладонь, и снежинки, словно ледяные иголочки, вонзились в кожу.

— Уже поздно. Ты можешь остаться у меня, — простодушно произнес он.

— Ты издеваешься? — сквозь зубы процедил Чуя, но Дазай мог бы поклясться, что услышал, как запнулось и прервалось его дыхание.

Снежинки неизбежно умирали, едва коснувшись теплой ладони, и Дазай с грустью наблюдал, как они превращаются в воду.

— Совместная операция для тебя неподходящий предлог? — осторожно спросил он.

Лицо Чуи перекосило, глаза бешено сверкнули.

— А не слишком ли много ты о себе возомнил?! — заорал он, выставив вперёд указательный палец. — Чтобы ты знал, я здесь только по приказу босса!

— А я слышал, ты сам вызвался, когда узнал, что я участвую в операции…

Реакция Чуи не заставила ждать. Дазай ловко увернулся от удара ноги, нацеленного ему в голову, парировал ещё один и отскочил в сторону. Он не забыл, каким опасным и яростным может быть Накахара Чуя, но не смог отказать себе в удовольствии позлить его. Прямо как в старые добрые времена…

— Все ещё не терпится умереть? — прошипел Чуя, страшно сверкая глазами из-под шляпы, на полях которой белым кольцом уже собрался приличный слой снега.

— Чуя, ты читаешь мои мысли! — пылко воскликнул Дазай. — Сегодня такой чудесный вечер для смерти! Но господин Фукузава взял с меня слово, что до окончания операции я не буду совершать глупостей… Ну, разве это не повод для отчаяния?! — обиженно надул он губы.

— Идиот… — сварливо произнес Чуя. — Когда-нибудь я точно убью тебя.

Дазай не сдержал улыбку. Похоже, сегодняшняя погода на всех действовала как-то по-особенному. Даже Чуя на удивление быстро успокоился.

Читать еще:  Король лев фанфики львиные страсти

Снег мягко ложился на его плечи, бриллиантами мерцал в растрепанных волосах, и Дазай невольно залюбовался его обликом. Было в нём нечто дерзкое, экзотичное. Нечто возвышенное и одновременно распутное. Потрясающе обворожительная внешность в сочетании с необузданной страстью. Терпкий дикий мёд, которого ему так не хватало.

— Что? — вызывающе спросил Чуя, заметив на себе пристальный взгляд.

В ответ Дазай неопределенно пожал плечами. Мысли как-то смешались. Он отвернулся и неспешно зашагал прочь. Удивительный всё-таки сегодня вечер. Даже воздух казался другим. Что-то неуловимое, невесомое витало повсюду, будило ностальгические воспоминания. Сознание заполняли образы из прошлого, забытые, казалось бы, чувства тревожили душу.

Налетевший внезапно ветер запутался в полах плаща, холодным дыханием взъерошил волосы. Дазай так глубоко ушёл в себя, что не сразу заметил, как ступил на скованную ледяным панцирем лужу. Земля вдруг выскользнула из-под ног, врезалась в спину, больно ударила в затылок. Всполошились, взметнулись вверх хлопья снега.

— Дазай! — раздался испуганный возглас Чуи.

На мгновение Дазай зажмурился от боли, затем медленно открыл глаза. Над головой нависало тёмное небо. В воздухе хаотично двигались, кружились в завораживающем танце снежинки. Они медленно сыпались на лицо, щекотали кожу, цеплялись за ресницы, лезли целоваться и медленно таяли на губах. Охваченный восторгом, Дазай засмотрелся, забылся, затерялся в небе. Казалось, он летит вверх. А может, это небо падало на него…

— Дазай? — Чуя опустился на колени и склонился так низко, что его теплое дыхание коснулось лица. Вид у него был взволнованный. — Ты живой?

Рыжие кудри выбились из-под шляпы, намокли от снега и теперь висели сосульками. Дазай улыбнулся и плавно, словно в замедленной съемке, протянул руку. Невесомо коснулся рыжего локона. Чуя возмущенно дёрнулся назад, но Дазай удержал его, схватив за запястье. Не дал опомниться, повалил на землю, подмял его под себя.

Чуя ахнул от неожиданности и дико уставился широко распахнутыми глазами. Секунда и изумление сменилось злостью.

— Подожди. Я просто хочу, чтобы ты это увидел, — шепотом сказал Дазай. — Ты должен это увидеть.

Он отстранился, осторожно лёг рядом. Ближе, чем хотел, ближе, чем Чуя мог позволить.

— Смотри, — вполголоса произнес Дазай. Он вытянул руку и указал вверх. — Это волшебство какое-то…

Чуя выдохнул. Гнев в его глазах медленно отступил, взгляд устремился в небеса.

Дазай устроился поудобней и обратил лицо к небу.

Крупные хлопья спускались величаво и медленно. На короткий миг яркими вспышками зажигались в свете фонарей и гаснущими звёздами скрывались в темноте. Иногда в их ленивый полет бесцеремонно вторгался ветер, и тогда подхваченные его порывами, они прерывали своё неспешное падение и начинали метаться.

Разговаривать не хотелось совсем, слова застревали, тонули в вязкой, обволакивающей тишине. Хотелось просто лежать рядом, голова к голове, и смотреть на падающий снег. Или, как в детстве, ловить снежинки широко открытым ртом, словно кусочки сладкой ваты.

Дазай осторожно коснулся руки Чуи и мгновение остановилось. Он приготовился к грубому отпору, но Чуя лишь глубоко вздохнул и отодвинул руку.

Сразу стало как-то зябко. Пальцы свело от холода. Мерзла спина. Холод каплями сыпался за воротник, норовил забраться под одежду, вымораживая и без того скудные остатки тепла.

— Холодно, — нарушил тишину Дазай. — Сейчас бы кружку горячего лукового супа…

— Глинтвейн лучше, — лениво отозвался Чуя.

— О, у меня как раз залежалось бордо восемьдесят седьмого, — улыбнулся Дазай.

— И ты до сих пор молчал? — возмутился Чуя.

— Я берёг его для подходящего случая, — Дазай повернул голову и залюбовался точёным профилем Чуи.

Чуя пренебрежительно прыснул.

— Красное бордо восемьдесят седьмого с девяносто третьего не улучшает своего качества, хранить его дольше не имеет смысла. Значит, пить его нужно сейчас, — снисходительно пояснил он.

— Так чего же мы ждём? — воскликнул Дазай, поднимаясь на ноги. — Пойдём скорее. Обещаю, что не стану распускать руки, — вскинул он ладони в примирительном жесте.

Чуя поднялся и отряхнул одежду от налипшего снега.

— Ловлю на слове, — изобразив недовольство, буркнул он.

Дазай встретил его взгляд и потрясённо замер, пытаясь убедить себя в том, что не бредит.

— Я не верю своим ушам, Чуя, — по слогам произнес он. — Ты принимаешь мое приглашение?

На лице Чуи появилось выражение оскорблённой добродетели.

— Уйми свою буйную фантазию. Я просто замёрз, — недовольно признался он.

— Чудеса, да и только, — не переставал удивляться Дазай.

Зимнее волшебство какое-то. Кажущееся невероятным свершается, давно утраченное возвращается самым неожиданным образом.

И если не сегодня, под порывом мимолетных эмоций, то уже никогда…

Дазай прищурился и из-под спутанной челки покосился на Чую.

— Кстати, насчет обещания не распускать руки я пошутил.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector