Marylin.ru

Мобильная связь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фанфики про сириуса блэка

Вместе. До конца — Джеймс-Сириус — Гарри Поттер

Автор: Yuu_Sangre (http://ficbook.net/authors/Yuu_Sangre)
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)
Персонажи: Джеймс Поттер/Сириус Блэк, Лили Поттер (Эванс), упоминаются А. Дамблдор, семейство Поттеров, семейство Блэков
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, Драма, Фэнтези, Hurt/comfort

Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
С тех самых пор, как Джеймс себя помнил, ему было страшно. Он не принадлежал самому себе — лишь громкой фамилии и семье, которая, как оказалось в сравнении с семейством Блэк, не так уж и плоха, но.

Публикация на других ресурсах:
С указанием авторства и ссылкой на эту страницу.

Примечания автора:
Вот такая вот история получилась. Жалко их. Естественно, на канон не посягаю, просто. привидится же.
Не знала, как назвать — а потом прочла последнюю строчку и прониклась.

Ночь. Тишина. Пылью и временем пахнут тяжелые бархатистые занавески на кроватях. Их здесь пять, но все, кроме одной, пусты.
На ней, обнявшись так тесно, что кажется, что это один человек бьется в предсмертных конвульсиях, лежат двое. В неподдельной тишине слишком громкими, до неприличия, кажутся их шепотки и вздохи.
Но вот объятия распались.

Джеймс лежит сбоку, свесив руку с края своей постели, словно в бездну, и бездной, двумя холодными безднами, полными безнадежности и слез, кажутся его карие глаза, что широко открыты навстречу окружающему их мраку.

— Что такое? — шепчет голос у него за спиной, и чужие черные кудри ласково касаются его лица. Поцелуи уже не звонкие, они тихи и нежны, касаются кожи, как опадающие листья — теплой земли.

Сириус задумчиво, влюбленно пытается взглянуть любимому в глаза, прижимаясь всем телом, юным, горячим, как будто каменной тонкой спине.
При звуке голоса взгляд Джеймса расширяется еще больше, губы, пересохшие, раскрываются, будто собираясь закричать — но вместо крика он выдает скудный ответ:

— Мне страшно, Сириус.

Чужие руки еле заметно сдавили его в объятиях, и дышать стало легче.
Джеймс оборачивается к другу, испуганно шепча:

— А вдруг кто-нибудь узнает? Что тогда? Нас разведут по разным спальням или исключат? Что я буду делать без тебя?

Сириус бережно держит в руках свое сокровище, как женщины держат младенцев; у сокровища сердце бьется так часто, что Сириусу кажется, будто сейчас оно сломает решетку ребер и выскочит наружу, отдаваясь в его ласковые руки. Он слышит его стук.

— Перестань. — Поцелуй. — я не оставлю тебя, пока ты сам этого не захочешь, если это тебя успокоит. Хорошо.

На губах Джеймса расцветает улыбка, словно зеркальное отражение успокаивающе улыбающегося лица Сириуса.
Крепкие объятья увлекают Джеймса в ворох одеял и простыней, туда, на дно, где не найдут.
Ночь еще в самом разгаре.

С тех самых пор, как Джеймс себя помнил, ему было страшно. Он не принадлежал самому себе — лишь громкой фамилии и семье, которая, как оказалось в сравнении с семейством Блэк, не так уж и плоха, но.

Его родители были людьми весьма преклонного возраста, со своими закостенелыми и выцветшими взглядами и мнениями.

Ему было пять, когда он познакомился с тем ребенком.
Это маггловский мальчик, старше самого Джеймса на год или два. Джеймс плохо помнил детство: очевидно, потому, что вспоминать там было особо и нечего, но он помнил, как сильно восхищался тем мальчиком.
Младшие всегда склонны искать себе друзей постарше, они видят в них некое подобие наставников, защитников — а некоторые «старшие» с радостью берут на себя эти роли. Как жаль, что с возрастом это удивительное свойство выветривается, как настойка полыни.

Только вот, на беду, рядом было полно магических семей, с магическими детьми и магическими порядками.
Родители волновались за него — что будет, если магия ребенка, неконтролируемая, случайно вылезет наружу, и какой-нибудь маггл (хотя бы этот его друг) увидит ее. Джеймс понимал, но.

Больше он этого мальчика не видел. Он лишь надеялся, что отец не убил его за дружбу с Джеймсом Поттером, единственным ребенком в одной магической семье.

Потом был Хогвартс. Был Сириус, и Лили. Лили сразу привлекла его внимание: она была очень похожа на старинную фарфоровую куклу в мамином шкафу, такая хорошенькая, такая красивая.
И все же, это было не то, чего ему хотелось, абсолютно не то.

У Сириуса как-то на свидании дошло дело до поцелуев. Но, сделав пару чмоков, Сириус совершенно не знал, что ему делать дальше. Однако, упорная школьница не сдавалась — она очень долго выпрашивала у Сириуса это свидание. Правда, у нее так ничего и не вышло. Кажется, она была очень расстроена, но обещала молчать.
Представляете себе, как неловко бы вышло: главный красавчик школы — и импотент.
Хах, но Джеймс то знает, что это неправда.

Они с Сириусом — дальние родственники. Вернее, Джеймс — его дядя. Но на деле почему-то выходит с точностью и наоборот — Сириус заботиться о Джеймсе, как старший — о младшем, а не Джеймс — как дядя — о Сириусе.

Столько всего было.

Сегодня — каникулы, и они в спальне только вдвоем.
Это Джеймс любил больше всего. Больше квиддича, больше, чем Лили, и уж точно больше учебы. Любил его.

У Сириуса Блэка на удивление скверный характер. Но с друзьями он неизменно мил, и.

У Сириуса Блэка необыкновенно притягательная внешность. Все они, Блэки, такие.

Это вам не обычные Поттеры с острыми коленками и непослушной шевелюрой — век за веком, поколение за поколением.

Сириус Блэк сразу привлек его внимание. Бунтарь, бездельник, талант. Лучшего друга для Джеймса Поттера не найти.

В первый раз это было как: «О, привет, а я Джеймс».
Потом они жили вместе. Вместе ходили на учебу, вместе смеялись, вместе шутили.

Вместе организовали свою маленькую тайную «секту» — в «Мародеры» входило еще два человека, но нельзя не признать, что без Джеймса и Сириуса это были бы совсем другие Мародеры, если и были бы вообще.

Иногда дружба становится нестерпимо близкой, и тогда главное: удержаться на этом незримом краю-лезвии, на кончике ножа.
Они не удержались.
Наверное, они попадут в Ад.

Читать еще:  Лихт и хайд фанфики

В магическом обществе нет права на ошибки. В магическом обществе «не такой, как все» — что ведьма или чародей для магглов: позор, грех, костер.

Но они все неправы: разве пламя изменит, может изменить человека? Даже умирая в огне, Джеймс остался бы Джеймсом, а Сириус — Сириусом.
Такова их судьба.

В магическом обществе за свои права борются разве что гоблины: правда, уже сотни лет как безрезультатно. В магическом обществе держать в рабах эльфа — нормально, как и совершать браки внутри одной семьи. Да и все чистокровное магическое общество — его оплот — одна большая семья, со своими тайнами, пороками, скелетами в старых исчезательных шкафах.

Джеймсу очень идет этот костюм. Он сегодня женится — и вовсе не на нем, не на Сириусе. Сириус — его шафер. Его свидетель перед. богом. Свидетель — а в чем? В этом преступлении перед совестью, перед человечностью.

Они улыбаются, но в глазах у обоих стоят слезы.
Они обнимаются — последнее их объятие. После свадьбы Джеймс уже не будет принадлежать себе, он решил это твердо.
После. Что же будет после.

Его родители все равно планировали женить его на ком-нибудь — не она, так какая-нибудь чистокровная.
Нет, они не были ханжами или магглоненавистниками, но они были волшебниками.
А теперь они умерли, и ему приходится выполнять их волю.
А иначе не видать ему ни фамилии, ни родового гнезда, ни галеонов. У Сириуса ни гроша в кармане — он сам только начал вести самостоятельную жизнь. Но жениться не собирается. Не на ком, или не хочет.

А Лили, она.
Она потрясающая.

— Ты любишь ее, — сказал однажды Сириус, когда они болтали на газоне дома

Поттеров, еще пару лет назад: Сириус тогда жил у него. — Может, и не так, как. меня, — добавил он, не смотря на явное несогласие друга, резко переходя на шепот после «как» и виновато озираясь, — но все же. Для тебя это лучший вариант.

— Для нас, — кивает Поттер. Он все понял.

Раз Сириус не против, то.

Лили понимающая, Лили такая хорошая.
Жаль только, что Сириус — не Лили. Сейчас он бы в белом платье шел у нему, к алтарю.

Альбус Дамблдор растаял в зеленоватой дымке камина, с кухни молодой, но очень крепкой семьи Поттеров доносится вкусный запах домашней выпечки.

Лили ушла куда-то, оттирая слезы. Наверное, поднялась к Гарри.

— Я буду с тобой до самого конца, — шепчут в бешенном бессилии губы. Сириус хватает любимого за руку, пытаясь уловить — как делал всегда — блики разума в бездонных водах отчаяния — в любимых карих глазах.

— Джеймс, милый. — зовет женский голос на кухне.

Джеймс, стряхнув, будто силой, с себя накатившее наваждение, отвечает, еще крепче сжимая руку на своей руке.

— Иду, Лили, дорогая.

К нему постепенно возвращается его былая уверенность и решительность, взяв себя в руки, он снова выглядит Джеймсом Поттером, тем, кого все так любят и ценят, а не тем Джеймсом, испуганно прижимающимся к груди любимого под теплым одеялом, и не пытаясь скрывать страх.
Поспешно, пока никто не видит, он въедается в губы сидящего рядом Сириуса недостаточно долгим, но таким сочным, желанным, поцелуем, первым за очень долгое время.

— Я знаю, дурак, — шепчут в ответ непослушные губы, прижимаясь к такому родному, любимому лбу.

— Ну, мальчики, что же вы там, еда же остынет. — в голосе миссис Поттер нет ни капли сомнений. Только глаза выдают. Но это не страшно, краснота быстро выветрится, если не думать о том, что вызвало ее.

— Да, конечно. Мы уже идем, Лили, — отвечает хозяюшке бодрый мужской голос — Сириус Блэк так часто гостит в этом доме.

На диване в гостиной сидят два лучших друга. Они тоже справились с эмоциями. Они выглядят спокойно, так же, как и всегда.

Лили улыбается, стоя в дверях.

Переглянувшись, «мальчики» синхронно поднимаются с мест.
Вместе. До конца.

Фанфики про сириуса блэка

Прилител муз и кинул мысль.
_
___
_____
С раннего детства ему нравилось бывать на кладбище. Мертвецы не рассказывают сказок, и им уж точно всё равно, скучают ли по ним. Для него было занимательно наблюдать за скорбными лицами людей, показательно горько оплакивающих потерю, чтобы при окончании траурной части, с кровожадностью коршуна налететь на оставленное после близкого наследство. Первобытный инстинкт — «побеждает сильнейший». Каждый готов выгрызть глотку другому, чтобы урвать кусок пожирнее. Забавно.

Гнетущую тишину этого места разбавляет только карканье пролетавших мимо ворон. Поэты так любят воспевать это место в своих стихах. Обойдя ряд безликих серых камней, поросших мхом, он останавливается у нужной, находящейся в тени длинного, раскидистого дуба. Воспоминания о ней всегда приводят его сюда, и он ничего не мог с этим поделать.

Положив белые розы на край могилы, парень поднимает голову к мраморному ангелу.

— Привет, сестрица. Давно не виделись.

Десятилетний темноволосый мальчишка, слушал монотонную речь священника, держась за спиной девушки, и крепко сжимал её руку. Длинная вереница дородных мужчин в строгих деловых костюмах, которые, отдав дань уважения умершему, по очереди подходили к невысокой тоненькой светловолосой женщине, которая за эти часы постарела на десяток лет. Элизабет, новая жена отца, на негнущихся ногах подходит к краю могилы, и зачерпнув горсть земли, медленно сыплет её на крышку гроба. Смотря на земляной курган, который должен стать местом упокоения для его отца, мальчик отказывался признать страшную правду, что это последние секунды, когда он видит близкого человека.

Все вокруг только и твердили «Он теперь в лучшем мире». Джеймс никогда не был особо религиозным, снисходительно относился ко всем заповедям отца, трепетно верующего в существование Всевышнего, а теперь. В его юной голове закрадывается вполне естественная мысль: «Если и есть Бог, почему он допустил всё это?»

Он ушел также, как и жил. Быстро. Одномоментно. Он наверняка не успел понять, что произошло. Никто так и не смог объяснить, что могло заставить предусмотрительного Ричарда выехать на встречную полосу. Коварная насмешка судьбы, что человек, который не боялся бросать вызов самым отпетым негодяям и преступникам, так нелепо гибнет в автомобильной аварии.

Читать еще:  Жерар и эльза фанфики

Джеймс пытается возненавидеть его за то, что оставил его так рано, когда он ему так нужен, но только глотает комок в горле, прогоняя подступавшие слёзы. Устыдившись собственной слабости, он хочет позорно сбежать, думая, что с разрывом зрительного контакта, ему будет намного легче.

Мальчик поворачивается к сестре. Девушка до посинения кусает губы, будто пытаясь подавить рвущееся наружу рыдание. Лёгкий ветер играл её светлыми волосами, норовя забраться под воротник. Высокий кудрявый парень подходит с другой стороны, и кладёт руку ей на плечо, с силой его сжав. Она лишь кивает головой, опустив взгляд в землю.

Тёмный гроб, поблескивающий в лучах солнца, медленно опускался в яму.

— Привет, малыш Джимми, — светловолосый парень шестнадцати лет, гадко улыбаясь, в окружении своих верных подпевал, преграждает ему дорогу.

— Отвали, Пауэрс, — цедит он сквозь плотно сжатые зубы, пытаясь отпихнуть наглеца в сторону. Подпевалы, окружившие его плотным кольцом, расхохотались.

— Ой, мне уже страшно, — делает испуганную мину старшеклассник, и с силой толкает его в грудь, отчего мальчик падает на пол, больно приложившись об него подбородком.

Парни снова загоготали.

— Куда ты так торопишься? К своей зануде-сестрёнке? Наш маленький Джимми забыл попросить денег на обед? Даже не поболтаешь с нами? — печально вздохнул Пауэрс, и школьники, потирая кулаки, начали надвигаться на него.

Он смотрел в зеркало на своё разбитое лицо, и растянул уголки губ в предвкушающей ухмылке — ничего, скоро задавала Пауэрс за всё ответит сполна.

Мягкий укоряющий тон сестры заставил его врасплох. Мальчик мгновенно преображается, и поворачивается к остановившейся на пороге ванной тоненькой фигуре, неодобрительно качающей головой.

— Разве нет другого способа доказать свою правоту, помимо мордобоя?

— Пауэрс и его армия безмозглых головорезов не понимают другого языка, — Джеймс закрывает глаза, когда тёплая девичья ладонь касается его скулы. Он тут же представляет, как девушка поджимает губы, и тихо вздыхает. Всегда так делает, когда чем-то недовольна. Типичная старшая сестра.

Он покорно сносит, пока девушка обрабатывает разбитую губу, и даже не кривится, когда она начинает зашивать рассеченную бровь. Убрав упавшие на лицо волосы, она собирается вернуться к прерванному занятию, но Джеймс резко хватает её за руку.

Закинув светлые локоны за спину, мальчик отодвигает хлопковую ткань туники, обнажая бледную кожу, на которой явственно проступали синяки. Джеймс с силой сцепляет зубы, сдерживая свою ярость. Этот ублюдок снова посмел прикоснуться к ней.

Он резко вскакивает, и задирает рукава. Следы чужих пальцев на запястьях.

— Мы должны рассказать маме.

Она горько усмехнулась:

— Думаешь, я не пыталась? Вне зависимости о того, что бы я не сказала, она будет продолжать верить ему, — девушка отводит взгляд в сторону, будто бы боясь посмотреть ему в глаза. — Его это только злит. Он может переключиться на тебя или Изабель. Я этого не могу допустить.

Терпеть побои и домогательства ради каких-то чёртовых принципов — такова натура старшей сестрицы. Быть сильным, даже когда твой мир рушится на части — семейный девиз.
Маленькая, храбрая малышка.

Её так бесит это вычурное имя, что дала ей при рождении их мать-фанатичка. Анна всегда испытывала слабость к репрезентативности, стремясь вылепить из своей любимой доченьки подобие себе. Что до Белли, то она постоянно бунтовала против материнских устоев.

Он подбирает аргументы, чтобы урезонить гордую сестрицу, но под её сердитым взглядом сдаётся. Можно ли спасти человека, когда он того не желает?

Джеймс обиженно насупливается, и не произносит ни слова, пока девушка не захлопывает аптечку:

Уже через неделю все газеты пестрели заголовками о странной смерти участника чемпионата по плаванию, во время очередного заплыва. Никто ничего не заподозрил. Вглядываясь в тёмные воды Темзы,

У них был довольно странный триумвират. Невозможно было представить кого-то из них поодиночке.

— Да ладно вам, не в монастыре же живём, — он ехидно ухмыляется, переводя взгляд с парня на девушку, явно смущенных.

Если бы он начал писать свою историю, то она была бы принцессой. Одинокой, с детства запертой в башне, ждущей того, кто избавит её от страшного злого дракона. Только в их случае, даже храбрый рыцарь в сверкающих доспехах оказался бессилен перед лицом всеобъемлющего зла. Юная принцесса оказалась опаснее самого злого дракона.

— Джим, какого чёрта?

Себастьян отталкивает его в сторону, бросаясь к лежащей на полу девушке. Она поднимает голову, и на белоснежный ковёр падает несколько капель крови. Стоило ей всего лишь обмолвиться о своём желании поступить в университет, и Джеймс не мог сдержать обжигающей ярости, что разъедала его изнутри, подобно серной кислоте. Кому как не ему знать, что сестрица замышляет чистой воды побег. Рано или поздно ручным канарейкам надоедает их золотая клетка, и они непреодолимо стремятся к свободе.

Муз а,
Жду фанф по этой мысли’, this, event, ‘200px’)»>

Я начала любить этот пейринг после твоего Мальчишки и больше толком ни из под чьего пера не воспринимаю. Твой стиль, подача и любовь к психам свела нас вместе.

Рада, что ты согласилась. Скажу честно, я даже не думала, что все настолько круто и у меня появится идея для продолжения.

Скорпиус тут такой наивный, верит, что может помочь, а на самом деле, его уже явно затянуло и пути обратного нет. И я все же считаю, что такое развитие с Гермионой имело место быть. Беллатрисса Ее нормально так пытала и оставила ей память на всю жизнь об этом. Это не могло не оставить свой след.’, this, event, ‘200px’)»>

Четыре пропасти Сириуса Блэка

Четыре пропасти

В какой момент «перегорел» Сириус Блэк?

Когда в нем погасла та самая искорка, держащая его на плаву с самого детства? Огонь, пылавший в нем, когда мать неистово орала о превосходстве чистокровных, а потом резким движением волшебной палочки посылала в сына «круциатус». Пламя жизни, бушевавшее на протяжении всех лет в Хогвартсе, когда он испытал настоящую дружбу, любовь, почувствовал, что был прав и все люди равны. Когда он бешено отстаивал свои идеи и посылал полные презрения взгляды на трусов и предателей, считая, что жить можно только с честью.

Читать еще:  Рейджи сакамаки фанфики

Первое ведро ледяной воды обрушилось на его сердце со смертью Марлин. Его девочки, которая также яростно стояла на своем, с решительным выражением на веснушчатом личике. В больших глазах которой он всегда видел искры смеха и упрямой безрассудности. При взгляде на которую сердце замирало и по телу разливалось приятное тепло, и в голове билась одна мысль, доставлявшая ему невероятное счастье: «Моя». Он всю ночь просидел возле ее тела в разрушенном доме и беззвучно плакал, дрожащими руками гладя ее светлые пряди и вглядываясь в уже пустые, стеклянные глаза, в которых раньше бушевала жизнь. Он никак не мог поверить, что никогда больше не услышит ее смеха, не увидит, как она обиженно надувает губы, а потом, не в силах долго сердиться, снова улыбается. Как она стоит перед министром магии и бесстрашно высказывает свое недовольство по поводу недостаточного внимания мерам безопасности для магглов, наполняясь энергией, вспениваясь словно газировка. Сириус ушел из дома лишь только забрезжил рассвет. При свете солнца он бы не смог долго смотреть на ее уже бездыханное тело. Днем все становилось реальным. А он был не готов верить.

Следующим ударом стало предательство Питера. Сириус, только зайдя в его пустую квартиру, сразу все понял. Тогда Блэк в первый раз в жизни помолился. Он просто замер на секунду и неистово попросил сам не зная у кого, чтобы все было ошибкой, и его лучший друг просто вдруг решил сгонять на Мальдивы с внезапно объявившейся подружкой и в следующее мгновение он уже был прямо напротив дома Лили и Джеймса.

Тогда его настиг третий шквал ледяной воды в уже почти погасшую душу. Половины дома не было. Сириус словно в тумане повторял имя лучшего друга и девушки, ставшей ему сестрой. Увидев труп Джеймса, он не удержался на ногах. Колени подогнулись, и он упал прямо перед ним. Блэк прикусив губу до крови попытался растрясти друга. Ничего. Он вдруг увидел очки Сохатого. Совсем рядом, с одним разбитым стеклом и погнувшейся дужкой. Непослушной рукой он поднял их и надел на Джеймса. В горле встал ком и Блэк больше не в силах сдерживаться опустил голову на его грудь и зарыдал. Джеймс Поттер. Сохатый. Сириус не мог остановиться. Он проклинал чертового бога, который позволил умереть Джеймсу. Он клял Питера, за предательство. Он ненавидел себя. За то, что не заметил.

Внезапно со второго этажа раздался плач. Сириус со жгучей болью в груди вспомнил про Гарри, у которого больше нет родителей. Он еле оторвался от тела лучшего друга и бросился по лестнице наверх. Детская была разрушена сильнее всего. Однако даже сквозь обломки и пыль, Сириус увидел огненно-рыжие волосы Лили. Руки снова задрожали, и он присел возле девушки. Ее лицо было таким умиротворенным, что казалось — она спит. Только мертвенная бледность и каменная крошка покрывшая ее выдавала. Блэк снова почувствовал, как по щекам потекли обжигающие слезы. Лили-цветочек. Так они называли милую Эванс, которая на это только смешно морщила нос и улыбалась. Она обожала всех без исключения. Могла найти капельку добра даже в самом ужасном человеке. Сириус легонько погладил ее по щеке и быстро встал, стараясь не смотреть на нее. Он потерял семью. Остался только Гарри.

И последним, четвертым цунами стал суд. Он окончательно потушил сердце Сириуса Блэка, оставив сырые угли и равнодушие. Сириус не слушал судью выносящего приговор. Он смотрел на лица собравшихся. Большинство он просто пропускал, но выражение лица одного человека заставило его окончательно упасть в бездну безразличия. Неверие, боль и горькое разочарование на лице Ремуса Люпина навсегда оставило след в измученной душе Сириуса Блэка. Физически, Бродяга умер лишь много лет спустя, но с того страшного года, душа Сириуса больше не жила ни единого дня, за исключением тех редких минут, когда он смотрел на Гарри и видел в лохматых волосах — шевелюру Джеймса, в зеленых глазах — взгляд Лили, и когда он смотрел на последнего оставшегося в живых друга и видел не презрение, а тепло.

Фанфики про сириуса блэка

Рейтинг : R (употребление алкоголя, местами сильная лексика)
Жанр: drama

Саммари : Гарри Поттер вспоминает Сириуса Блэка. Лето 1997 года
Дисклеймер: все права принадлежат Дж. К. Роулинг

Автор: reader
Персонажи: ГП, СБ, РЛ, ГГ и др.
Категория: джен-преслэш
Рейтинг: PG
Размер: мини
Саммари: Смерти нет
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг, а мы просто шалим.
Фик написан на фест «Карта Мародеров» на форуме Polyjuice Potion, 2011

Саммари: «Фантомные ощущения – восприятие человеком утраченной части тела (чаще – ампутированной конечности). Могут сопровождаться мучительной болью”. Думаю, реакцию Гарри на смерть Сириуса можно охарактеризовать и так
Дисклеймер: все персонажи принадлежат г-же Роулинг

Оригинальное название: Whispers

Бета : Маграт, tiger_black

Пэйринг: Гарри/Сириус

Примечание : внеконкурсный перевод на «Последний бал Сириуса Блэка” на Polyjuice Potion

Дисклеймер : персонажи принадлежат Дж. К. Роулинг

Оригинальное название: The Evolution of Fear
Автор: la_dissonance
Бета: nolagal
Перевод: Маграт
Пэйринг: Гарри/Сириус
Рейтинг: R

Жанр: драма, ангст
Предупреждение: использование зелий, принуждение, чен-слэш
Саммари: Гарри знает, что Сириус любит его, и единственное, что разделяет их – это страх
Разрешение на перевод получено
Оригинал здесь

Дисклеймер: герои принадлежат Дж. К. Роулинг
Примечание автора: написано для HP anonymous kinks meme
Примечание переводчика: переведено на «HP-Ficathon 2009» для Лис, по заявке авторский фик или перевод. Слэш Гарри/Сириус, Джеймс/Сириус, Кингсли/Сириус, Кингсли/Гарри. Только ангст, никаких ХЭ, не нон-кон.

Автор: Rebecca

Персонажи: Гарри, Кингсли

Рейтинг: PG
Дисклеймер: персонажи принадлежат Дж.К. Роулинг

Оригинальное название : A World not so Black nor White
Автор : Amanuensis
Перевод : Branwen
Бета : Сайлит
Пэйринг : Гарри/Люциус, Гарри/Сириус

Рейтинг : старый-добрый NC-17
Жанр : ангст, романс, hurt/comfort

Предупреждение : dark, насилие, ченслэш, квази-инцест, спокойное отношение одного из героев к инцесту, ненормативная лексика. и не говорите, что вас не предупреждали 🙂
Саммари : е сли ты сам не можешь выбраться из пропасти, кто-то должен вытащить тебя оттуда
Дисклеймер : автор ни на что не претендует, переводчик — тем более

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector