Marylin.ru

Мобильная связь
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Фанфик дочь воландеморта

Читать онлайн «Дочь Волдеморта [fanfics.ru]» автора всадница Ночная — RuLit — Страница 164

Она чувствовала, как ласковое, чуть щекочущее тепло янтарного кулона наполняет всё тело, будоражит кровь. Происходящее приносило почти физическое удовольствие, и Гермиона едва ли не светилась, отвечая своим друзьям.

— О, если меня обманули, пусть у меня будет приемный Papá. За то доверие, те знания, за всё то, чему он успел меня научить в это короткое время, — Гарри смотрел на нее с перекошенным лицом, в нем нарастало брезгливое отвращение. Рон приоткрыл рот, — я прощу ему эту ложь, — продолжала Гермиона. — Но только это правда.

— ЭТО БРЕД! — неистово выкрикнул Гарри. — У Волдеморта не может быть детей! Вообще не может! Он не может любить!

— Гарри, ты меня поражаешь. Я уже даже оставлю вопрос о том, что может и чего не может mon Pére. Лучше объясни мне, почему человек, пусть даже он действительно неспособен любить, не имеет, по–твоему, возможности завести ребенка? Ты что‑то пропустил в элементарной анатомии.

— Гермиона, подумай, о чем ты говоришь!

Она повела плечом и открыла Черную Метку, задумчиво глядя на опешившего Гарри. Рон вообще, казалось, сейчас отключится.

— Ты, Гарри, после сегодняшнего бала очень долго не увидишь меня, — медленно и низко прошипела она на парселтанге. Гарри вздрогнул и у него на лбу выступили крупные капли пота. — Тебе будет, о чем подумать, но ты уже не сможешь ничего узнать. — Гермиона опять перешла на английский язык. — Пользуйся, пока у меня хорошее настроение. Спрашивай.

— Где Джинни Уизли? Что ты с ней сделала, лживая тварь?!

— Не забывайтесь, мистер Поттер, — опять подал голос молчавший всё это время Генри — и опять Гарри с Роном вздрогнули. — Напоминаю, что вы в моем кабинете и ваши палочки у меня в руках. Я не позволю оскорблять Кадмину.

— Кого?! — рявкнул Рон.

— О, я же забыла представиться! — Гермиона сделала картинный реверанс. — Ведь Гермиона Грэйнджер, дочь Эльзы и Джеральда Грэйнджеров, больше как таковая не существует. Вы можете называть меня Кадминой. Кадминой Беллатрисой Гонт–Блэк.

— Б… Беллатрисой… — прошептал вдруг Гарри, из красного снова становясь белым. Гермионе показалось, что она услышала «щелчок» в его голове. — Блэк… Погоди…

— Ты, Гарри, как я погляжу, меня совсем не слушаешь, — с сожалением отметила молодая гриффиндорка. — Беллатриса Лестрейндж, урожденная Блэк, — моя мать.

— Она убийца! — с дикой яростью взревел парень.

— Ты совсем ее не знаешь, Гарри, — подняла уголки рта его собеседница. — Да и ты тоже убийца. И я…

— Я. Можешь не искать Лаванду Браун в поместье Малфоев. Лаванды Браун больше не существует. Она слишком не вовремя решила проявить свою глупую ревность к тому, на кого я ничуть не претендовала. Это я убила Лаванду. И не нужно делать такое лицо.

— ТВАРЬ! — Гарри попытался броситься на нее — но Генри опять качнул палочкой — и парень ударился о невидимую стену. — Ты — тварь! Подколодная змея! Мразь! Предательница! Ты будешь гнить в Азкабане!

— Ты преувеличиваешь свои возможности. Кстати, друг мой, если ты не хочешь до утра просидеть связанным в этом кабинете — то дашь мне, когда мы договорим, пойти на Выпускной бал — и не будешь никому ничего сообщать до тех пор, пока мы не разъедемся по домам. Потом — делай что хочешь.

— Как ты можешь говорить о бале сейчас?!

— Я, видишь ли, обещала Темному Лорду окончить школу. Выпускной бал входит в это обещание как логичное завершение образовательного процесса.

— Обещала… Темному Лорду… Где он?! Говори! Сейчас же!

— В поместье Малфоев, — невозмутимо ответила Гермиона.

— Лжешь, там пусто! За домом следят ночью и днем!

— Потому‑то я и говорю, что ты преувеличиваешь свои возможности, Гарри. Темный Лорд в поместье. Maman тоже там. До Пасхальных каникул там был Люциус, до Рождественских — Нарцисса и Драко Малфой. Я провела все каникулы и большую часть лета там же. И никто, никто из всех орденовцев и мракоборцев не заметил этого. О чем мы говорим с тобой, Гарри?

— Этого не может быть.

— Вероятно, мне стоит попросить Papá устроить прием и пригласить тебя в гости?

Понадобилось больше минуты для того, чтобы до Гарри дошел смысл сказанных ею слов и он понял, кого она назвала Papá. По щекам молчавшего Рона побежали крупные слезы.

— Ты… Ты… Где Джинни Уизли?! — сорвался на крик Гарри. Рон посмотрел на нее умоляющим взглядом.

— Полагаю, в Большом зале, на балу, — холодно ответила Гермиона. — И я планирую вскоре к ней присоединиться — праздник уже начался.

— Придется это отложить, Гермиона, — раздалось вдруг из камина, где полыхнуло и потухло зеленое пламя. — Я тоже решила внести свою скромную лепту в вашу занимательную беседу.

Фанфик дочь воландеморта

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 261 601
  • КНИГИ 603 509
  • СЕРИИ 22 658
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 568 887

Стены, сложенные из темного камня, были тускло подсвечены факелами. С обеих сторон от Гарри вздымались ряды пустых скамей, но впереди, где они стояли на возвышении, на них темнело множество человеческих фигур. Сидящие вполголоса переговаривались, но как только за Гарри закрылась массивная дверь, в зале воцарилась зловещая тишина.

— Вы заставили нас ждать, — проговорил холодный мужской голос.

— Прошу прощения, — нервно сказал Гарри. — Я… я не знал, что время изменили.

— Визенгамот в этом не виноват, — возразил голос. И парень услышал что-то похожее на насмешливое хмыканье. — Утром к вам была послана сова. Садитесь.

Гарри перевел взгляд на стоящее посреди зала кресло с цепями на подлокотниках. Каждый шаг Гарри по каменному полу отдавался громким эхом. Когда он осторожно опустился на краешек сиденья, цепи угрожающе звякнули, но обвивать ему руки не стали. Чувствуя себя, прямо скажем, неважно, он поднял глаза на сидящих перед ним. Их было человек пятьдесят, и на всех, насколько он мог видеть, были мантии сливового цвета с искусно вышитой серебряной буквой «В» на левой стороне груди. Все смотрели на него сверху вниз — одни чрезвычайно сурово, другие с откровенным любопытством. Посреди переднего ряда сидел Корнелиус Фадж, Министр Магии. Этот упитанный мужчина сегодня расстался со светло-зеленым котелком. Слева от Фаджа Гарри увидел дородную волшебницу с квадратным подбородком и очень короткими седыми волосами. В глазу у нее поблескивал монокль, и выглядела она довольно-таки устрашающе. По правую руку от Фаджа сидела другая колдунья, но она так далеко откинулась на спинку скамьи, что лица не было видно.

Читать еще:  Фанфики про раф и сульфуса

Но неожиданно в дали за одной из-за колон он увидел лицо милой светловолосой девочки, что смотрела прямо ему в глаза. Не трудно догадаться, что её здесь совершенно не должно быть.

— Очень хорошо, — сказал Фадж. — Обвиняемый явился — наконец-то. Можно начинать. Вы готовы? — крикнул он кому-то из сидящих.

Блондинка с серо-зелеными глазами мило улыбнулась и кивнула в знак приветствие, а затем указала на Фаджа, будто говоря: смотри на него. Гарри быстро перевел свой взгляд на Корнелиуса.

— Дисциплинарное слушание от двенадцатого августа объявляю открытым, — звучно провозгласил Фадж, и Перси тотчас начал вести протокол.

— Свидетель защиты — Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, — произнес сзади негромкий голос.

Гарри обернулся так стремительно, что заболела шея. При виде директора в груди у Гарри, как от пения феникса, поднялось мощное чувство защищенности и надежды. На Дамблдоре, который неспешно шел через зал, была длинная темно-синяя мантия, и лицо его выражало непоколебимое спокойствие. Седина волос длинной бороды серебрилась в свете факелов. Поравнявшись с Гарри, он посмотрел на Фаджа сквозь полукружья очков, сидевших на середине крючковатого носа. Члены Визенгамота зашептались между собой. Все глаза были устремлены на вошедшего.

Гарри перевёл взгляд на светловолосую незнакомку и заметил, что теперь её взгляд направлен на Дамблдора и в её глазах была гордость, а может он и ошибся.

Вестибюль был ярко освещен факелами, и мои шаги по мощенному каменными плитами полу отдавались в нем эхом. Я шла направо, к двустворчатой двери, которая вела в Большой зал. Потолок был таким высоким, что его не было видно, а величественная мраморная лестница впереди вела на верхние этажи. Предстоял пир по случаю начала учебного года. Я стояла перед большой дверью и почему-то в голову пришла старая сказка, которую мне рассказывала няня, когда я была совсем маленькой. О жестоком чудовище, что соблазнило бедную девушку, а happy-еnd был в том, что монстра в конце убили. Поэтому с детства у меня появлялся вопрос: если мой отец монстр, тогда кто же я?

Я пошла по выложенному каменной плиткой полу. Из-за дверей справа доносился приглушенный гул сотен голосов — должно быть, там уже собралась вся школа.

Зал был освещён тысячами и тысячами свечей, плавающими в воздухе над четырьмя длинными столами, за которыми сидели остальные ученики. Столы были сервированы сверкающими золотыми тарелками и кубками. В противоположном конце зала стоял еще один длинный стол, за которым сидели преподаватели. Там и тут между учениками туманным серебром сияли фигуры привидений. Я подняла голову наверх и увидел бархатисто-чёрный потолок, усыпанный звёздами.

Я сразу привлекла внимание, ведь впервые церемонию шляпы проходили в шестнадцать лет, но меня мало беспокоило чужое мнение, в принципе, как и всегда. Даже сейчас я пришла с небольшим опозданием, когда всех первокурсников уже распределили по факультетам.

Профессор Макгонагалл подошла к стулу и подняла лежащую на нем шляпу.

— Ария, — она специально не назвала мою фамилию, так уж вышло, что их у меня две и что первая, что вторая вызывает очень много вопросов.

Я села на стул и мне на голову надели шляпу.

— Ну… тут и думать нечего…

— Гриффиндор, — тихим властным тоном прошептала я.

— Об этом и речи быть не может, ты не подходишь даже для Слизерина…

— Я сама решаю, какая у меня судьба, — вновь перебила я шляпу.- Если ты, правда, умеешь читать людей, то должен понимать, что я ненавижу, когда за меня решают, — сквозь зубы прошептала я.

— Что ж, если ты уверена… пусть будет ГРИФФИНДОР!

========== Глава 2. Вы уверены учитель?- с наигранным волнение спросила я.- Последний раз когда Вы вот так закрыли дверь… ==========

— Что ж, если ты уверена… пусть будет ГРИФФИНДОР! — громко сказала шляпа.

Я сразу же обернулась к дедушке, и как ожидалось, увидела в глазах Дамблдора гордость. Я никогда не была на стороне зла или добра полностью, всегда наполовину.

Моя мать была идеальной во всех смыслах, она была красивой, умной способной, доброй — идеальное наследие семьи Дамблдоров, самая завидная невеста. Я до сих пор не знаю, как у нее вышло сделать невозможное — влюбить в себя Воландеморта, но это еще раз доказывает, что она была особенной. Мой отец не привык отдавать то, что захотел, и я считаю это одним из его лучших качеств. Они тайно встречались, а когда она узнала истинное лицо своего возлюбленного, испугалась и оградилась от всего мира, но было уже поздно. Все, даже дедушка уговаривали ее избавиться от ребенка, ведь если отец монстр, то и ребенок лучше не будет, но мама отказалась. Роды были тяжелые, и она умерла, а я стала одеялом, которое год за годом перетягивали два самых сильных мага в истории.

Я сняла шляпу и села за стол возле рыжеволосого мальчика.

— Это ещё кто? — спросила шатенка строгим тоном, показывая на центр стола.

Я еще раз посмотрела туда. Сначала мои глаза остановились в самом центре стола на профессоре Дамблдоре, сидящем на золотом троне, с высокой спинкой. Он как и всегда, был одет в темно-фиолетовую мантию с серебряными звездами и такую же шапочку. Дамблдор слегка наклонился к соседке справа, которая шептала ему на ухо. Рядом с дедушкой сидела уже ненавистная мне женщина: с короткими вьющимися волосами мышиного оттенка, в которых торчал розовый детский бантик вдобавок к розовому меховому жакету, который она напялила поверх мантии. Вообще-то мне нравится розовый цвет, но чувствую через пару дней, я буду его ненавидеть.

— Это та самая Амбридж! — сказал Гарри

— Кто? — спросила та же кудрявая шатенка.

— Долорес Джейн Амбридж — помощник министра магии Корнелиуса Фаджа, фактически, действует как цепной пёс. Кстати я Ария, — с милой улыбкой сказала я.

— Я Рон Уизли, — набивая полный рот пирожных, сказал рыжеволосый парень, возле которого я села.

— Гермиона Грейнджер, — в ее голосе читалось нескрываемое высокомерие, похоже, я ей не понравилась.

— Как ты попала на слушание? — похоже Поттер, не посчитал нужным представится.

Я уже хотела ответить, но заметила, как профессор Дамблдор поднялся на ноги.

— Во-первых, — взволнованно сказал Дамблдор, улыбаясь и раскрывая объятия, — поприветствуем наших новичков! Добро пожаловать в Хогвартс! Мы рады видеть всех остальных учеников! Самое время произнести речь, но мы обойдёмся без неё…

Фанфик дочь воландеморта

Название: Дневник Беллы или я стану мамой
Автор: Виктория Дарквуд
Соавтор: Алишка
Гамма/Бета: нет
Пейринг: БЛ/ТЛ; РЛ; ГГ
Рейтинг: PG-13
Тип: джен
Размер: мини
Статус: закончен
Отказ: Все принадлежит тете Ро.
Аннотация: Выдержки из дневника Пожирательницы Смерти.
Предупреждение: АУ, ООС персонажей

Читать еще:  Клуб свиданий старшей школы оран фанфики

Примечание: Фик состоит из трех частей, две из них уже написаны, третья- в процессе.

23 Марта 1979
Мне стало плохо прямо на собрании. Скорее всего, съела что-то не свежее.

29 марта 1979
Снова потеряла сознание. Что же происходит? Руди испугался за меня. Настаивает на посещение клиники. Это глупо. Я просто переутомилась.

5 апреля 1979
Не смогла встретиться с ним и опять из-за своего самочувствия. Это уже стало надоедать! Возможно, меня отравили. По утрам началась тошнота.

10 апреля 1979
Руди все же настоял на своем, и сегодня я была на приеме у целителя. Его слова привели меня в шоковое состояние: я была беременна.
Как такое может быть? Руди не может иметь детей. Неужели, неужели отец ребенка он — Мой Лорд и господин? Я подарю ему наследника или наследницу. Я узнала, есть ли способ определить пол ребенка. Я уже достала это зелье. Ничего что оно запрещенное. Главное результат!

10 апреля (чуть позже) 1979
У меня будет девочка.
Девочка… Наследница Темного Лорда или… не буду загадывать.
Руди счастлив.
Все считаю меня жестокой и бессердечной. Они просто не знают, что за любимого человека можно быть таким, каким он хочет тебя видеть. Я не имею права показывать мягкосердечность, но мой ребенок, никогда не узнает о моей второй сути, которая известна всем. Для него одного я буду дарить свою любовь.
Руди сказал, что лорд спрашивал обо мне. Он объяснил, что я заболела и мне прописан постельный режим.
Я не стала говорить Руди, что видела сегодня лорда, и теперь не знаю что делать. В его глазах жестокость, я больше не вижу в них той любви, что была раньше. Даже не знаю, как рассказать, что у нас будет ребенок. Я боюсь за малышку. Том… нет, лорд Вольдеморт. Он стал более жестоким, и все чаще Руди возвращается, получив очередную порцию Круциатуса.

1 мая 1979
Сегодня, я все нашла в себе силы сказать о ребенке, но он только посмеялся.
Мне не нужна девчонка, — прошипел он. – Мне нужен наследник, Белла. Так что советую тебе забыть о том, кто отец твоего отпрыска.
Отказался… отказался от собственной дочери, которая даже еще и не появилась на свет.

12 мая 1979.
Стараюсь не попадаться ему на глаза. Он так и не простил мне того, что ребенок девочка.
Руди стал больше уделять нам внимания. Похоже, что судьба решила улыбнулась нам. Руди будет прекрасным отцом.

Конец августа
Последние дни с трудом передвигаюсь по дому, в основном приходится соблюдать постельный режим. Руди многое пережил за это время: от перемены настроения и заканчивая до моих прихотей. Он был готов заавадить любого, лишь бы выполнить мою просьбу.
В отличие от Руди, он так и не навестил меня, так что имя для девочки я выбирала сама: Ровена Кадмия Лестрейндж… она никогда не будет носить фамилию отца – Риддл.

23 сентября.
Моя девочка родилась. Она унаследовала в себе черты Блэков… мои гены, и ничего не взяла от отца, хотя сейчас рано об этом судить.

25 октября.
Цисси беспокоится за племянницу, и даже страшно подумать, она приняла решение спрятать мою дочь, ради ее собственной безопасности.
Ровена должна иметь нормально детство, — прямо заявила мне сестра, и дала полчаса на то, чтобы я попрощалась с малышкой.
Я никогда не услышу одно единственное слово, сказанное дочерью…
«МАМА»

1996, лето
Грязнокровка… — едва увидев подружку Поттера, я потянулась за волшебной палочкой.
— Ошибаешься, — прошипела в ответ девчонка, и она как-то странно на меня посмотрела, после чего добавила. – МАМА…
Что она сказала? Как назвала меня? Я замерла с занесенной для авады палочкой.
Я даже не заметила, как оказалась в объятьях как не замечала своих слез струящихся из глаз.
МАМА….
Неужели эта девчонка… девочка…. Моя дочь. Та, с которой я рассталась шестнадцать лет назад?
Я ведь не верила Циссе, когда та, вернувшись уже без моей девочки, сказала мне:
— Ты еще услышишь, как твоя дочь назовет тебя МАМА, и будешь благодарить меня, за то, что я подарила ей нормальную жизнь.

Дочь Волдеморта (50 стр.)

— Никаких проблем, — усмехнулась Белла. — У меня для тебя полный grande toilette, — она кивнула в сторону, — позволишь мамочке одеть свою девочку?

Сказано это было с иронией, Гермиона одобрительно улыбнулась.

— Что тебе снилось? — вынимая наряд, спросила Беллатриса.

Гермиона попыталась вспомнить. Что ей снилось? Что‑то странное. Целый коктейль событий. Во сне были профессор Вэйс, Лаванда, Наземникус Флетчер, Рон, Гарри и что‑то еще… Всё менялось, кружилось… Все куда‑то бежали…

— Не помню, — честно призналась Гермиона. — Что‑то сумбурное.

— Подбросим в костер переживаний еще дровишек, — усмехнулась Белла. — Надень это, и я займусь твоими волосами.

Они потратили почти два часа, но результат того стоил.

Гермиона смотрела в зеркало. Просто совершенство. С ног до головы. Абсолютно всё.

Белла продумала каждую мелочь. От нижнего белья до украшений. Черное элегантное платье обтягивало фигуру, подчеркивая грудь и талию, а от колен расходилось легким, струящимся клешем. На открытых плечах небрежно лежали спущенные тонкие бретельки. Черная Метка отлично подчеркивала образ роковой обольстительницы.

Белла собрала волосы Гермионы в высокую прическу, полную изящных кудрявых прядей, скрепленных серебряными палочками. Легкий макияж, туфли на высоких каблуках, длинные, с черно–серебристым рисунком ногти, кулон Когтевран на шее…

Гермиона завороженно смотрела в зеркало.

— Кто дома? — наконец спросила она, слегка охрипшим голосом.

— Темный Лорд, я, Люциус… Джуня. Но нам с милордом нужно будет уединиться после обеда. Надеюсь, ты не будешь скучать, — хитро добавила Беллатриса, и Гермиона криво улыбнулась. — Кстати, об обеде, — невозмутимо продолжила женщина, — уже три. Пойдем вниз.

Темный Лорд и Люциус сидели за накрытым обеденным столом.

Первой в комнату вошла Беллатриса. А за ней Гермиона.

Волдеморт одобрительно хмыкнул; девушка улыбнулась и прошла к столу.

— Доброе утро, — приветливо сказала она. — Здравствуй, Люциус, давно не виделись.

Темный Лорд откашлялся и отхлебнул из высокого бокала. По лицу Беллы скользнула усмешка. Люциус, не отводя взгляда от Гермионы, пробормотал что‑то невразумительное. Девушка невозмутимо опустилась на соседний с ним стул.

— Кадмина… очаровательно выглядишь.

— Спасибо, — она осторожно взяла вилку и нож. — Ravie de vous voir. Vous m’avez manqué!

Читать еще:  Дочь снейпа фанфик

Она выразительно посмотрела на дядю и тут же опустила глаза.

— Ты чертовски прав, мой друг, — наконец подал голос Темный Лорд. — Откровенно говоря, не ожидал… И слегка опешил. Кадмина просто… Совершенна, — развел руками он.

— Ну что ты, — выдохнула Гермиона. — Я…

— Помню Беллу чуть старше твоих лет, — мечтательно заметил Волдеморт. — Рьяная и активная… Впервые разглядел свою сторонницу я только через год после того, как она встала в ряды моих подданных. После одного приема… Такая же совершенная и очаровательная. В темном парке, при свете луны, над трупом непокорного… С волшебной палочкой и кровавыми брызгами на шелковом платье… Давно это было…

— Я потеряла былой лоск? — спросила Беллатриса.

— Ничуть. Все так же прекрасна.

— Надеюсь, после обеда мы… поговорим.

— Да, разумеется, — она опустила веки, — avec plaisir.

Гермиона смотрела прямо в серые глаза Люциуса Малфоя. А он не отрывал взгляда от нее. Весьма красноречиво.

«Я совсем позабыла тебя… Великий Мерлин! Не гляди на меня так… Но только не отворачивайся! Что же делать. «

Гермиона улыбнулась. Легонько наклонила голову и вдруг почувствовала руку на своем колене. Улыбнулась чуть шире…

— Сегодня у нас не будет гостей, — говорил Темный Лорд. — Завтра, вероятно, будут. Я бы предложил пока как следует отдохнуть перед предстоящими праздниками…

Отложив нож и вилку, Гермиона взяла в правую руку бокал вина и, опустив левую вниз, положила поверх пальцев Люциуса. Сердце билось со страшной силой, и как‑то сладко заныло внизу живота. Девушка прикусила кусочек кожи на внутренней стороне губы. Так сильно, что вскоре почувствовала вкус крови. Очаровательный вкус. Немного успокаивающий…

Она провела языком по ранке и опять посмотрела прямо в глаза своего дяди… Темный Лорд что‑то говорил… Что именно — она почему‑то не слышала.

Рука, лежащая на ее колене, скользнула выше. Во всем теле нарастало странное, какое‑то подрагивающее ощущение. И дыхание сбивалось.

«Что же ты делаешь, дьявол?! — думала девушка. — Я сейчас с ума сойду! Пусть он прекратит. Я потеряю голову… Проклятье… Как же я тебя хочу, Люциус Малфой!»

Она продолжала кусать губу, высасывая из ранки солоноватую жидкость. Вдыхать глубоко было сложно — будто кто‑то туго затянул невидимый корсет. Кулон на шее стал горячим, пульсирующее ощущение внизу живота всё усиливалось.

— Дамы и господа, может, пойдем в гостиную к камину? — услышала Гермиона через ураган собственных мыслей голос Волдеморта.

Зимний вечер уже окутал окрестности.

Уютно потрескивал камин. Старушка Джуня принесла чай, почтительно поприветствовала Гермиону и тут же скрылась.

Они сидели в гостиной вчетвером. Молодая девушка и Люциус в креслах, Темный Лорд и Белла на диване.

И старательно вели светскую беседу.

— А ты всё молчишь, Кадмина, — игривым голосом заметил Волдеморт. — Расскажи нам что‑то. О школе…

— Школа утомляет общением с окружающими.

— Двойная жизнь трудна, — тихо сказал Люциус, — но к ней быстро привыкаешь.

— Меня смущает не двойная жизнь. Просто я по–новому взглянула на всех. И это странно… Странно общаться со старыми знакомыми, видя их в совсем ином свете.

— Все мы прошли через это, — сказала Белла. — Все Пожиратели Смерти. Иногда подобное угнетает. Но в основном помогает. Заставляет чувствовать себя выше других.

— Да… Я уже почти привыкла.

— Отлично справляешься, — странно улыбнулся ей Люциус. — Мне казалось, будет сложнее.

— Я быстро учусь, — с легким вызовом сказала Гермиона. — Всему.

— Скажите, мадам Лестрейндж, не соблаговолите ли вы пройти в мою комнату? — официальным тоном осведомился Темный Лорд.

Женщина улыбнулась, подхватывая протянутую ей руку.

— Мы вас оставим, если вы не против, — объявил Волдеморт, и у Гермионы заколотилось сердце, — не обессудьте.

— Конечно, милорд, — кивнул старший Малфой.

— Люциус, поручаю Кадмину тебе. Смотри, чтобы она не заскучала.

И они пошли к двери. У самого выхода Гермиона заметила, как Волдеморт приобнял Беллатрису за талию, сворачивая в коридор. Но тут же забыла об этом. Она была здесь. Сама. Рядом с ним.

Оба молчали. Смотрели друг на друга и безмолвствовали.

Весело потрескивал камин.

— Как предпраздничное настроение?

Его голос заставил Гермиону вздрогнуть. Девушка улыбнулась, вставая и подходя к камину. Ближе к нему.

— Я в предвкушении. — Она смотрела на огонь, стоя к собеседнику спиной. — Люциус… Я… Скучала. — Девушка сделала шаг назад и присела на подлокотник кресла. Повернулась и посмотрела ему в глаза. — Очень скучала.

Через миг она лежала у него на руках. Гермиона пожирала взглядом непроницаемые серые глаза. Рука Люциуса блуждала по ее телу…

Она немного приподнялась, приближаясь к его лицу, и осторожно поцеловала в губы. Знакомый вкус кружил голову, сердце было готово вырваться наружу.

Он не дал ей отстраниться.

Чувствуя дрожь во всем теле, Гермиона, повинуясь его движениям, приподнялась, меняя положение и помогая Люциусу поднять измявшееся платье. Она села, обхватив ногами его бедра и отдавая всю себя жадному поцелую.

— Не страшно? — на секунду отклоняясь, спросил он.

— Не знаю, — выдохнула Гермиона, чувствуя под собой напряженную плоть.

Люциус крепко прижал ее к себе и трансгрессировал в спальню.

Он опустил девушку на аккуратно застланную кровать в темной, освещенной только лунным светом, комнате. Она выгнулась на постели, с нетерпением наблюдая за тем, как он торопливо срывает с себя мантию, рубашку…

Было ли ей страшно? Может быть, где‑то глубоко. Сейчас же она просто сгорала от желания. Оно затуманивало разум и притупляло страх.

Девушка, часто дыша, приподнялась на кровати, становясь на колени и судорожно стягивая с себя платье. Путаясь в шлейках и тесемках, натирая кожу нераспущенной шнуровкой корсета. Она отшвырнула ткань в сторону, поднимаясь навстречу своему любовнику и прижимаясь к его горячему телу.

Обдавая Люциуса пламенным дыханием, девушка отыскала его губы и впилась в них, чувствуя вкус собственной крови из раскусанной раньше губы. Этот вкус заводил ее еще сильнее.

Они повалились на кровать. Гермиона перекинула его на спину, усаживаясь верхом, и стала целовать грудь и плечи мужчины. Она чувствовала капельки пота на своей спине, нервная дрожь сотрясала всё тело.

Девушка смело взялась за ремень брюк, чуть не сломав ногти о незамысловатые застежки. Проклятая пряжка не поддавалась.

Люциус приподнялся, берясь руками за ее локти, и рывком перевернул девушку на спину. Он сам избавился от остатков одежды — всё так же безмолвно и лишь сверкая глазами в полутьме. Наблюдая за ловкими движениями старшего Малфоя, Гермиона наконец‑то почувствовала беспокойство и легкий испуг.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector