Marylin.ru

Мобильная связь
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дазай и чуя фанфики

Фанфик по «Bungou Stray Dogs», WTF Bungo Stray Dogs 2018

Название: Давно утраченное
Автор: Фетиния
Бета: Эйнэри
Фандом: Bungou Stray Dogs
Основные персонажи: Осаму Дазай/Чуя Накахара
Категория: Слеш
Рейтинг: PG-13
Жанры: Романтика
Размер: Мини, 1009 слов
Саммари: А с неба тихо сыпал снег.

С неба сыпал снег. Медленно, словно в танце, снежинки кружили в воздухе и легко опускались на землю, застилая белым покрывалом крыши домов, деревья, тротуары.

Вместе с циклоном, что накрыл всё Восточное побережье Японии, в Йокогаму пришла настоящая зима. Она по-хозяйски обошла дворы, переулки, засыпала дороги снегом, посидела на лавочках, ажурным кружевом повисла на проводах. Город, оказавшийся в снежном плену, за несколько часов стал похож на хрустально-ледяную сказку. Теперь зиму можно было потрогать, ощутить её холодный поцелуй на губах.

Дазай вытянул ладонь, и снежинки, словно ледяные иголочки, вонзились в кожу.

— Уже поздно. Ты можешь остаться у меня, — простодушно произнес он.

— Ты издеваешься? — сквозь зубы процедил Чуя, но Дазай мог бы поклясться, что услышал, как запнулось и прервалось его дыхание.

Снежинки неизбежно умирали, едва коснувшись теплой ладони, и Дазай с грустью наблюдал, как они превращаются в воду.

— Совместная операция для тебя неподходящий предлог? — осторожно спросил он.

Лицо Чуи перекосило, глаза бешено сверкнули.

— А не слишком ли много ты о себе возомнил?! — заорал он, выставив вперёд указательный палец. — Чтобы ты знал, я здесь только по приказу босса!

— А я слышал, ты сам вызвался, когда узнал, что я участвую в операции…

Реакция Чуи не заставила ждать. Дазай ловко увернулся от удара ноги, нацеленного ему в голову, парировал ещё один и отскочил в сторону. Он не забыл, каким опасным и яростным может быть Накахара Чуя, но не смог отказать себе в удовольствии позлить его. Прямо как в старые добрые времена…

— Все ещё не терпится умереть? — прошипел Чуя, страшно сверкая глазами из-под шляпы, на полях которой белым кольцом уже собрался приличный слой снега.

— Чуя, ты читаешь мои мысли! — пылко воскликнул Дазай. — Сегодня такой чудесный вечер для смерти! Но господин Фукузава взял с меня слово, что до окончания операции я не буду совершать глупостей… Ну, разве это не повод для отчаяния?! — обиженно надул он губы.

— Идиот… — сварливо произнес Чуя. — Когда-нибудь я точно убью тебя.

Дазай не сдержал улыбку. Похоже, сегодняшняя погода на всех действовала как-то по-особенному. Даже Чуя на удивление быстро успокоился.

Снег мягко ложился на его плечи, бриллиантами мерцал в растрепанных волосах, и Дазай невольно залюбовался его обликом. Было в нём нечто дерзкое, экзотичное. Нечто возвышенное и одновременно распутное. Потрясающе обворожительная внешность в сочетании с необузданной страстью. Терпкий дикий мёд, которого ему так не хватало.

— Что? — вызывающе спросил Чуя, заметив на себе пристальный взгляд.

В ответ Дазай неопределенно пожал плечами. Мысли как-то смешались. Он отвернулся и неспешно зашагал прочь. Удивительный всё-таки сегодня вечер. Даже воздух казался другим. Что-то неуловимое, невесомое витало повсюду, будило ностальгические воспоминания. Сознание заполняли образы из прошлого, забытые, казалось бы, чувства тревожили душу.

Налетевший внезапно ветер запутался в полах плаща, холодным дыханием взъерошил волосы. Дазай так глубоко ушёл в себя, что не сразу заметил, как ступил на скованную ледяным панцирем лужу. Земля вдруг выскользнула из-под ног, врезалась в спину, больно ударила в затылок. Всполошились, взметнулись вверх хлопья снега.

— Дазай! — раздался испуганный возглас Чуи.

На мгновение Дазай зажмурился от боли, затем медленно открыл глаза. Над головой нависало тёмное небо. В воздухе хаотично двигались, кружились в завораживающем танце снежинки. Они медленно сыпались на лицо, щекотали кожу, цеплялись за ресницы, лезли целоваться и медленно таяли на губах. Охваченный восторгом, Дазай засмотрелся, забылся, затерялся в небе. Казалось, он летит вверх. А может, это небо падало на него…

— Дазай? — Чуя опустился на колени и склонился так низко, что его теплое дыхание коснулось лица. Вид у него был взволнованный. — Ты живой?

Рыжие кудри выбились из-под шляпы, намокли от снега и теперь висели сосульками. Дазай улыбнулся и плавно, словно в замедленной съемке, протянул руку. Невесомо коснулся рыжего локона. Чуя возмущенно дёрнулся назад, но Дазай удержал его, схватив за запястье. Не дал опомниться, повалил на землю, подмял его под себя.

Чуя ахнул от неожиданности и дико уставился широко распахнутыми глазами. Секунда и изумление сменилось злостью.

— Подожди. Я просто хочу, чтобы ты это увидел, — шепотом сказал Дазай. — Ты должен это увидеть.

Он отстранился, осторожно лёг рядом. Ближе, чем хотел, ближе, чем Чуя мог позволить.

— Смотри, — вполголоса произнес Дазай. Он вытянул руку и указал вверх. — Это волшебство какое-то…

Чуя выдохнул. Гнев в его глазах медленно отступил, взгляд устремился в небеса.

Дазай устроился поудобней и обратил лицо к небу.

Крупные хлопья спускались величаво и медленно. На короткий миг яркими вспышками зажигались в свете фонарей и гаснущими звёздами скрывались в темноте. Иногда в их ленивый полет бесцеремонно вторгался ветер, и тогда подхваченные его порывами, они прерывали своё неспешное падение и начинали метаться.

Разговаривать не хотелось совсем, слова застревали, тонули в вязкой, обволакивающей тишине. Хотелось просто лежать рядом, голова к голове, и смотреть на падающий снег. Или, как в детстве, ловить снежинки широко открытым ртом, словно кусочки сладкой ваты.

Дазай осторожно коснулся руки Чуи и мгновение остановилось. Он приготовился к грубому отпору, но Чуя лишь глубоко вздохнул и отодвинул руку.

Сразу стало как-то зябко. Пальцы свело от холода. Мерзла спина. Холод каплями сыпался за воротник, норовил забраться под одежду, вымораживая и без того скудные остатки тепла.

— Холодно, — нарушил тишину Дазай. — Сейчас бы кружку горячего лукового супа…

— Глинтвейн лучше, — лениво отозвался Чуя.

— О, у меня как раз залежалось бордо восемьдесят седьмого, — улыбнулся Дазай.

— И ты до сих пор молчал? — возмутился Чуя.

— Я берёг его для подходящего случая, — Дазай повернул голову и залюбовался точёным профилем Чуи.

Чуя пренебрежительно прыснул.

— Красное бордо восемьдесят седьмого с девяносто третьего не улучшает своего качества, хранить его дольше не имеет смысла. Значит, пить его нужно сейчас, — снисходительно пояснил он.

— Так чего же мы ждём? — воскликнул Дазай, поднимаясь на ноги. — Пойдём скорее. Обещаю, что не стану распускать руки, — вскинул он ладони в примирительном жесте.

Чуя поднялся и отряхнул одежду от налипшего снега.

— Ловлю на слове, — изобразив недовольство, буркнул он.

Дазай встретил его взгляд и потрясённо замер, пытаясь убедить себя в том, что не бредит.

— Я не верю своим ушам, Чуя, — по слогам произнес он. — Ты принимаешь мое приглашение?

Читать еще:  Руки и юи фанфики

На лице Чуи появилось выражение оскорблённой добродетели.

— Уйми свою буйную фантазию. Я просто замёрз, — недовольно признался он.

— Чудеса, да и только, — не переставал удивляться Дазай.

Зимнее волшебство какое-то. Кажущееся невероятным свершается, давно утраченное возвращается самым неожиданным образом.

И если не сегодня, под порывом мимолетных эмоций, то уже никогда…

Дазай прищурился и из-под спутанной челки покосился на Чую.

— Кстати, насчет обещания не распускать руки я пошутил.

Дазай и чуя фанфики

  • ЖАНРЫ 360
  • АВТОРЫ 261 601
  • КНИГИ 603 509
  • СЕРИИ 22 658
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 568 886

— Дазай, иди зав… Что?! — удивилась девушка, не заметив в кровати парня. По всей комнате были разбросаны вещи, подушки и бинты. Кровать не заправлена, но зато шторы были открыты.

Чуя всегда вставала раньше. Пока Осаму еще видел седьмой сон, она в это время всегда идет в душ, а уж потом на кухню готовить завтрак. За столько времени совместного проживания это уже вошло в привычку. И как сейчас, девушка ходила будить парня. Обычно он всегда был на месте, но только не сегодня. Тогда в чем дело?

Её возмущению не было предела. Такое, конечно, случалось крайне редко, но он по крайней мере всегда предупреждал заранее. От этого Накахара начинала медленно злиться и, резко отойдя от дверей, ведущих в комнату, огляделась по сторонам. Не заметив Дазая, она заглянула в ванную, но и там его не было. Тогда она прошла на кухню, мало ли где он был до этого, может в душе в то время, как она пошла его будить и сейчас он на кухне. Вот только и там его не оказалось.

Шикнув от злости, Чуя развернулась и пошла по коридору в спальню. Злость и раздражение всё возрастали, а глаз начал слегка подрагивать. “Вот найду его и точно прибью на месте!”— подумала про себя девушка и вновь вернулась в комнату. И снова ничего. Да что же это такое? Это уже переходит все границы.

Положившись на удачу, Накахара решила пройти в гостиную. Возможность встретить там Осаму была нулевой, но проверить стоило. Оглядев комнату и поняв, что и здесь его нет, она вышла в коридор и что-то заставило её повернуть голову в сторону. И вот она, удача, уже в дверях она встретила Дазая, что собрался уходить, но заметил девушку.

Его взгляд стал удивленным, возможно, не ожидал, что будет пойман или еще чего. Едва заметив его, Чуя прям загорелась от злости, смотря угрожающим взглядом на детектива. Руки сжались в кулаки и она направилась к нему. Парень так и чувствовал её ауру, что была готова убивать. Но убегать уже было поздно — его заметили.

— Осаму! — чуть ли не прорычала девушка, подходя к детективу. Она подошла в упор, но из-за большой разницы в росте, пришлось поднять голову, дабы посмотреть ему в его бесстыжие глаза. Чуя сложила руки на груди и выжидающе смотрела ему в глаза. Но она нисколько не была угрожающей для него, поэтому Дазай невинно улыбнулся и попытался перевести эту ситуацию в шутку.

— Ты уже проснулась, любимая? — спросил он, чуть наклонившись к Накахаре. Его слова звучали настолько глупо, как он выглядел. Взгляд Чуи стал еще более раздражительным.

— Почему не предупредил? — грубо поинтересовалась она, всё так же прожигая детектива взглядом. Эта ситуация уже порядком начинала надоедать. Поэтому девушка решила сразу перейти к делу и получить ответ на свой вопрос. А как только она его получит, сможет наконец хорошенько врезать наглецу.

От её взгляда Осаму отвернулся в сторону и пару секунд пытался придумать оправдание, что у него так и не получилось. А Чуя раздумывала, что же на этот раз сможет он придумать и отмазаться от неё. Но ему в голову пришла гениальная мысль. С хитрой ухмылкой на лице он повернулся к ней. Эта его ухмылка нисколько ей не понравилась, а раз так, он точно что-то задумал. Не успела она ничего сообразить, как губы парня накрыли её, даря нежный и недолгий поцелуй. Такое, конечно, часто случалось, но Накахара реагировала как в первый раз, чем и воспользовался парень.

Пока девушка была в неком замешательстве и пыталась скрыть свое смущение, закрывая лицо руками, Дазай открыл дверь и оказался на улице, но перед этим он сказал напоследок:

— Спасибо за завтрак, дорогая!

После чего скрылся из виду, оставив девушку гореть от смущения. И так всегда, Чуя велась на его уловки как маленький ребенок и никогда не училась на ошибках, как частенько ей говорил детектив. Она это прекрасно понимала, но ничего не могла с собой поделать и сильно злилась на саму себя за то, что до сих пор остается проигравшей, позволяя парню всегда побеждать.

— Чтоб тебя, Осаму! — прокричала Накахара, сильно сжав руки в кулаки и сильно сомкнув зубы, — Вот всегда он так! — уже спокойно пожаловалась она и прижалась головой к стене. Чуть прикрыв глаза, на её лице появилась легкая улыбка. Пусть он всегда заставлял её краснеть и вытворял подобные штучки, Чуя все равно не могла не быть этому рада. Все же она любит его, но ни за что не покажет ему чувства, хотя он и так всё знал. Но девушка так просто не сдавалась и продолжала упорно ему противостоять.

День у обоих выдался по разному. У Дазая, например, был полный завал на работе. И как бы он не пытался отвязаться от этого, Куникида не позволил и предложил другую работу. Либо он занимается отчетами, либо едет на место недавнего происшествия. Немного подумав, парень выбрал второе и очень потом пожалел об этом. Он надеялся на то, что по быстрому расспросят полицию, осмотрят территорию, поищут улики и можно возвращаться, но нет. Лучше даже не говорить, что ему пришлось пережить за сегодня. Под конец всего, его отпустили домой в половине одиннадцатого.

Зная график работы Чуи, Осаму решил встретить её с работы, раз та заканчивала сегодня в одиннадцать. В здании еще горел свет, поэтому детектив решил подождать девушку. Хоть он жутко был вымотан и чуть ли не засыпал на месте, всё-таки держался, но свет в кабинетах не погасал, а времени уже много. Поразмыслив, Дазай решил пойти домой. От того, что один день не встретит её, ничего не будет, поэтому медленно направился в другую сторону.

С большим трудом ввалившись домой, парень закрыл за собой дверь и направился в спальню. И какого же было его удивление, когда на кровати он заметил Чую, что как ни в чем не бывало читала очередную книгу. Судя по всему, она его не услышала и не заметила, раз не обратила на него никакого внимания. Сам же парень стоял в легком ступоре, до сих пор не веря в то, что он так просто потратил столько времени в пустую, дожидаясь её, когда она преспокойно была дома.

Читать еще:  Фанфики stray kids

— Ты почему дома? — выйдя из ступора и немного пройдя в комнату, поинтересовался Осаму.

— А? — отвлеклась девушка, переведя взгляд с книги на парня, — Посмотрите-ка кто пришел, — съязвила она, а на губах появилась легкая усмешка.

Сейчас Дазай был слишком усталым и ему никак не хотелось выслушивать от Чуи ничего лишнего, кроме ответов на его вопросы. А раз получилась такая ситуация, он немного разозлился из-за чего взгляд моментально изменился.

— Не язви и ответь на вопрос, — потребовал парень, снимая с плеч пальто и вешая себе на руку.

Хоть такой тон и взгляд слегка пугали Накахару, сейчас она и вовсе не обращала на них внимания. Но она прекрасно понимала, что он устал и всё такое, поэтому решила всё же ответить.

— Отпустили раньше, — смотря прямо в глаза детектива, сказала девушка и убрала книгу.

— Тогда почему меня не предупредила? — всё так же говорил парень, расстегивая жилетку.

От этого его вопроса пришел черед Чуе злиться. Утром он значит просто так взял и сбежал, не сказав и слова про это, а сейчас от неё этого требует. Как же он всё-таки её бесит и раздражает.

— Вспомни сегодняшнее утро и тогда поймешь, — фыркнула Накахара и отвернулась от него. Если он сейчас не поймет о чем она, то точно его прибьет и отправит спать на диван.

Несколько секунд Дазай пытался вспомнить что же было сегодня утром. Из-за сегодняшней работы из головы выпало абсолютно всё. Чуть поразмышляв, он вспомнил и тогда уже понял, почему она ему ничего не сказала.

— Признаю, это моя вина, — наигранно-трагично произнес Осаму и медленно направился к кровати.

— Я рада, а теперь отвали, — раздраженно сказала девушка, не поворачиваясь к парню. Детектив немного даже удивился, что она никак не отреагировала. Обычно она хотя бы кинула на него последний угрожающий взгляд, но не сегодня.

Усмехнувшись, Дазай, обошел кровать и присел на корточки прямо перед лицом Чуи. Её лицо выражало спокойствие и умиротворенность, глаза закрыты. Такая картина сильно умилила его, отчего парень чмокнул девушку с маленький носик и вышел из комнаты. Она не спала, но от такого детского поцелуя на лице появился легкий румянец. “Дурак!”

Почему Дазай носит бинты?

Знаете, почему Дазай изображён в аниме «бродячие псы» перебинтованным, а также заклеенным пластырями, с закрытым бинтами глазом, с гипсом и т.д.?
Можно приписывать этому множество интересных хэдканонов, некоторые из которых:
Шея забинтована, поскольку Дазай пытался повеситься (из реальной жизни Осаму Дазая)
Руки забинтованы, поскольку Дазай пытался порезать вены и/или режет себя
Глаз был болен (?) Иридоциклит, ты ли это?))

На самом же деле вполне вероятно, что это всего лишь образное раскрытие его личности: в аниме и манге часто применяется такой трюк, чтобы раскрыть персонажа, поскольку сделать это не всегда просто. Особенно, если время ограничено и если это НЕ главный герой.
На рассказы о прошлом каждого персонажа времени у авторов явно не было, а раскрыть что-то надо. Поэтому, сценаристы пользуются таким методом и особенно травмированные персонажи зачастую (не только в аниме, даже обычные картинки очень распространены именно в таком стиле) ходят перебинтованные или с пластырем и прочими вещами.
Это подтверждает и тот факт, что Дазай, вероятно, перебинтован весь (ноги тоже, и зачем?), а также, когда он говорил со снайпером и просил выстрелить в него, чему ужаснулся Ода, его забинтованный глаз начал сильно кровоточить, хотя, если бы пуля так задела его, он бы не отделался просто кровью. Почему? Чтобы показать зрителю его травмированность и боль. Дать другим прочувствовать его причину желания умереть.
Настоящий Осаму Дазай, с которого списан персонаж (и списан довольно неплохо) являлся жертвой сексуального насилия и растления с раннего детства. Также, он был самым нелюбимым ребенком в семье, страшно боялся отца и (косвенно) ненавидел женщин.
Его травмы стали причиной всех его поступков, чувств и попыток суицида.
Глубокое восприятие мира и любовь к нему граничила у Дазая с чудовищной ненавистью и страхом по отношению к людям.
Жестокость помогала ему справляться с чувствами в некоторых случаях. Созданный образ Дазая — попытка рассказать об этом, минуя долгие объяснения, это аллегория таким понятиям о психике: травму всегда видно, от нее не отмоешься, она остаётся как клеймо. Некоторые люди на самом деле ощущают это и им всегда кажется, что их раны находятся на виду у других, хотя это далеко не так.
То, что Дазай был членом мафии — аналогия жизни настоящего Дазая, участвовавшего в криминальных оппозиционных движениях.
Когда Ода погиб, он снял с глаза Дазая бинты и мы увидели, что с глазом у него все в порядке: таким образом Ода дал Дазаю понять, что его рану не скрыть и не вылечить, участвуя в преступлениях и находясь в мафии.
Он уничтожил эту болезненную защитную реакцию и объяснил другу, что лечить душу нужно более благородным способом.
Что Дазай и сделал впоследствии, после чего именно этот бинт ему уже не понадобился.
Картинка ниже, найденная мной на просторах интернета, хорошо отражает его травмы растления.

Всё о Чуе.

Личность.
На первый взгляд, Чуя — темпераментный и довольно высокомерный человек. Он упивается боями, рад показать свои боевые способности и гордится своей репутацией самого сильного мастера боевых искусств мафии. Насмешливые замечания сочетаются с его гордостью, поскольку он не выше высмеивания своих противников в середине боя. Подобает исполнительной власти, у него нет никаких сомнений в устранении врагов Портовой мафии любыми необходимыми средствами, том числе убийствами, однако, в его тактике отличается от тактики, таких членов, как Рюноске Акутагава и группировки Черных Ящериц.

Как может показаться, Чуя не может рассуждать, что является ложным фактом. Хотя его навыки и присутствие являются неотъемлемой угрозой, он достаточно надежен, чтобы Мори поручил ему задачу противостоять Вооруженному Детективному Агентству в ходе трехстороннего конфликта с участием Гильдии. Это правда, что он не стеснялся отвечать и отбиваться против Акико Йосано и Кэндзи Миядзавы (на самом деле он с большим удовольствием сражается с людьми, которые имеют навыки сражения), но как только Юкичи Фукузава обращается к нему за дополнительной информацией, Чуя уходит от битвы. Здесь также его природа как мафиози сияет, не выражая угрызений совести по поводу опасности, которую Мафия намеренно подложила Наоми Танизаки и Харуно, используя их в качестве приманки. На самом деле он довольно самодовольный, зная, что это сильно разозлит Агентство.

Как бы безжалостен он ни был, Чуя редко пренебрегает жизнью людей и знает о важности компромисса и рациональности. Он воздерживается от излишне жестоких методов, когда это необходимо, и имеет достаточный смысл знать, когда этого достаточно. Примечательные примеры включают его конфликт с Артуром Рембо, человеком, ответственным за попытку убить его задолго до того, как он присоединился к Портовой Мафии в возрасте пятнадцати лет. Чуя намеревался убить его, но услышал последние слова Рембо без злобы и насмешек. На самом деле, последние слова Артура для него оказали глубокое влияние на собственный взгляд на жизнь и на самого себя. Он получает шляпу от Мори Огая в качестве подарка для входа в Портовую мафию и в результате хорошо заботится о подарке.

Читать еще:  Дьявольские возлюбленные фанфики фикбук

После того, как Осаму Дазай «милосердно убил» врага, только чтобы потом, многократно стрелять и смеяться над трупом, Чуя потребовал, чтобы тот остановился, не видя смысла в действиях Дазая. Недоброжелательность Чуи против Анго Сакагучи не останавливает его от признания того факта, что он задолжал человеку услугу, и как таковые воздерживается от антагонизма Анго (и, соответственно, его подчиненная Мизуки Тсужимуре), пока он не сможет погасить свой долг.

Как только Чуя взял на себя ответственность защищать благополучие Овец от их врагов, это справедливо по отношению к его лояльности и преданности Портовой Мафии после присоединения. Таким образом, насколько бы разумным он ни был, его главным приоритетом является процветание и благополучие Портовой Мафии, поэтому ничто не помешает ему выполнить свои обязанности в качестве руководителя даже ценой жизни других. Жестокий в своей преданности, Чуя находит предательство невыносимым, и относится к своим подчиненным довольно хорошо.

В прошлом Чуя сильно боролся с его личностью и местом в человечестве. Его связь с Арахабаки закончилась тем, что он сомневался в том, насколько человеком был на самом деле, усугубляется тем, что не знает правды о том, почему он был освобожден от владения правительства в первую очередь. В то время как его сила заключается в его способности, осознание влияния Бога на него оставило у него ощущение, что он не будет чувствовать беспокойства или страха в бою, зная, что он, скорее всего, выиграет без царапины. Он объяснил это тем, что он — в своем сознании — бесчеловечный и, следовательно, не в состоянии понять глубину таких эмоций.

Чтобы придать себе чувство сдержанности, он предпочитал использовать в основном ноги, или же, не снимая перчаток, пускать в ход руки. Он понял, что если он пришел в бой, где он должен был снять перчатки, это потому, что он больше не мог наслаждаться порывом битвы и действительно нуждался в защите — другими словами, чувствуя привязанность к жизни, в которой он жил, даже если он чувствовал себя чужой душой в сосуде, а не человеком. Это справедливо и для настоящего времени, поскольку только Чуя видел, как он снимал перчатки, используя Порчу в тяжелые моменты.

После того, как Рембо развил свои собственные убеждения в отношении человечества, у Чуи произошла небольшая перемена сердца, приняв его собственную жизнь немного серьезнее. Предательство Овец сильно повлияло на него, наряду с прямым участием Портовой Мафии в раскрытии правды о его происхождении, но в конечном итоге привело к его лояльности. Стремление узнать больше о себе в значительной степени способствовало его росту в ранге, гораздо быстрее, чем ожидалось.

Конечным падением Чуи является его презрение и ненависть к Дазаю. Эти двое никогда не ладили, а Чуя мгновенно возненавидел закулисную, деформированную стратегическую личность Дазая. Осаму всегда старался изо всех сил унижать и высмеивать Чую, постоянно нападая на его гордость и даже заставляя Овец бросить и предать его в прошлом. Даже сейчас малейшее оскорбление со стороны Дазая, приведет Чую к касательной, в полной мере используя его вспыльчивость и гордость. Это позволяет легко отвлечь Чую от задач под рукой. Тем не менее, как часть природы Двойного Черного, Чуя признает роль Дазая как тактика, оказывая минимальное доверие, по крайней мере зная, что Дазай в курсе, как эффективно преодолеть ситуацию.

Внешность.
Чуя является обладателем низкого роста, однако, несмотря на худощавое телосложение, он невероятно силён. У него карие глаза(голубые в аниме) и рыжие волосы, которые обрамляют его лицо и в виде хвоста ложатся на левое плечо. Он носит чёрную шляпу с обмотанной вокруг лентой и короткой цепочкой в задней части (которой не было в аниме), помимо этого, у него на шее чёрный ошейник-лента (чокер). Обычно Чуя носит белую рубашку, скрытую под жилеткой с v-образным вырезом и портупеей на груди. Поверх он надевает короткий пиджак и чёрное пальто, рукавами достающее почти до колен. Ниже чёрные деловые штаны и пара чёрных ботинок. На руках чёрные перчатки, которые он снимает только во время активации истинной способности.

На обложке 31 главы показано, как маленького Чую ведёт за руку Озаки Коё, он был её воспитанником ещё в детстве, а Дазая ведёт в противоположном направлении Мори. В ранобе «Пятнадцать», Дазай встречает Чую, на тот момент — предводителя «Овец», и переманивает на сторону Мафии. Он и Дазай были напарниками в Мафии, известными под прозвищем «Soukoku» (双黒, «Double Black» или же «Двойной чёрный»). Их сотрудничество было названо самым разрушительным соперничеством, а сами они прославились далеко за пределами Мафии тем, что за одну ночь вдвоём уничтожили целую вражескую организацию.

Смутная печаль (яп. 汚れっちまった悲しみに, Yogorecchimatta Kanashimi ni) — способность Чуи Накахары, которая основывается на управлении гравитацией и создании чёрных дыр. Чрезвычайно мощная и опасная способность, имеющая 2 формы активации: обычную и «Порчу», позволяющую создавать уплотнённые чёрные дыры и усиливающую физические способности обладателя. При активации «Порчи» полностью теряется контроль над способностью. Способность повышает физические возможности Чуи, в частности — силу и стойкость.
Порча — это истинная, чрезвычайно опасная форма способности Чуи, которую он активирует с помощью слов: «О, дарители тёмной немилости, не тревожьте меня вновь». В манге она проявляется через кровь, идущую из тела Чуи, в аниме на его теле появляются странные знаки, и точно так же идёт кровь. Эта способность позволяет ему управлять гравитацией вокруг себя. В частности, он может увеличить плотность своего тела до такой степени, что с легкостью способен проломить насквозь танк голыми руками. Также он способен создавать шары спрессованной гравитации — уплотнённые чёрные дыры, которые поглощают всё. Опасность этой способности в том, что, однажды активировав, он не в состоянии самостоятельно её контролировать, поэтому, если Дазай вовремя его не остановит, Чуя будет расходовать энергию и силу, пока не умрёт.

Порча проистекает из истоков Чуи как сущности Арахабаки, Бога огромной разрушительной силы. Когда Чуя освобождает свою стабильность от упомянутых сил, Порча берет верх, по сути, Чуя возвращается к своей истинной, неконтролируемой природе, существующей исключительно для уничтожения. Отдавая дань уважения его собственным философиям, Чуя снимает перчатки при активации коррупции.

На этом пока всё. Прошу прощения за долгое отсутствие постов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector